Жена батырхана шукенова фото

Батырхан Шукенов: личная жизнь, жена, дети, семья, фотографии

Батырхан Шукенов скоропостижно скончался 28 апреля. Личная жизнь, жена, дети Батыра Шукенова – биография известного казахского певца, много времени занимавшегося музыкой в России.

Батырхан Шукенов родился 18 мая 1962 года в обычной семье экономистов, имевших четырех детей. Батыр имел двух братьев и сестру. Будущий саксофонист и солист популярной группы «А-Студио» окончил в 1979 году школу в Кзыл-Орде. Совместно со школой Батыр посещал музыкальный кружок, что оказало сильное влияние на его жизнь.

Сразу после школы Батырхан Шукенов решил поступать в Ленинградский госинститут культуры имени Н.К. Крупской по классу саксофона. Там он проучился в общей сложности два года, затем перейдя в Алма-Атинскую государственную консерваторию имени Курмангазы Сагырбаева, где продолжил обучение по классу саксофона.

Еще в консерватории Батыр познакомился с известными музыкантами из состава группы «Арай» — Владимиром Миклошичем, Байгали Сервебаевым и Булатом Сыздыковым. Они пригласили начинающего артиста к себе в группу саксофонистом. В 1983 году Шукенов даже стал лауреатом 7-го Всесоюзного конкурса артистов эстрады. В 1085 году обучение в консерватории Алма-Аты окончилось, Батырхан ушел на службу в армию.

В 1987 году музыканты «Арая» принимают решение уйти от руководителя Розы Рымбаевой и создать собственную группу «Алма-Ата». Именно с участия в этой группе Батыр Шукенов начал свою вокальную карьеру. Примерно через после основания новой группы та выпускает свой первый сольный альбом, в составе которого всего 8 композиций. Две из них написаны на казахском языке и их исполняет Шукенов. Затем группа меняет название на более звучное «Алма-Ата Студио», Батыр становится ее фронтменом.

1989 год становится поистине удачным для группы. Ее участники пишут свой первый хит «Джулия». Об «А-Студио» узнает Алла Пугачева и приглашает их в свои «Рождественские встречи» — коллектив гремит на всю страну.

За свою деятельность «А-Студио» записала множество песен, ставших культовыми: «Нелюбимая», «Солдат любви», «Эти теплые летние ночи», «Белая река», «Стоп, ночь». У них плотный гастрольный график, множество концертов, но большую часть времени «А-Студио» проводит именно в Москве.

В 2000 году Шукенов покидает состав «А-Студио» и решает посвятить себя сольной карьере под названием «Батыр». В 2002 году выходит его личный альбом «Отан анна» (в переводе с казахского «родная земля»).

В 2007 выходит диск Шукенова «Батыр LIVE», он выступает в Алма-Ате во Дворце Республики и становится советником Нурсултана Назарбаева (президент Казахстана) по культуре.

Батыр Шукенов – личная жизнь, дети и жена. О его личной жизни на самом деле известно немного.

В 2002 году Шукенов стал отцом, но на матери ребенка (ее зовут Екатерина) он женат не был. Сын Максут является единственным у Батыра, сейчас он вместе с матерью живет в городе Сарасота (США), куда эмигрировал из Юрмалы. Сын не сможет приехать на похороны отца, которые пройдут в Казахстане. Подросток просто не успевает приехать вовремя.

Максут тоже занимается музыкой, однако более современными направлениями. Вместе с тем, по словам Шукенова, сын слушает и его творчество.

В ноябре 2008 года Батыр женился на девушке 30 лет Айгерим. С ней он познакомился в Санкт-Петербурге. На момент женитьбы Шукенову было уже 46 лет, брак поздний. Об их отношениях фактически ничего неизвестно.

Дина Шукенова, жена старшего брата Батыра, Баурана Шукенова заявляет, что пара давно в разводе. Шукенов сам вызвал себе «скорую помощь» вечером 28 апреля в свою московскую квартиру.

Дина Шукенова считает, что причинной смерти Батыра стали большие нагрузки на работе: других причин для безвременной кончина певца нет.

по материалам: rrnews.ru

Вдова Батырхана Шукенова Екатерина Шелякова заявила, что осталась без крыши над головой вместе с 14-летним сыном Максутом. По ее словам, дом в Америке, который строил артист, у них отобрали, как только перестали поступать отчисления по кредиту.

Она также рассказала, что одно­комнатная квартира в столице, где нашли тело певца, оказалась съемной, а разговоры о земле в Подмосковье – вымыслом. Нерешенной остается лишь судьба авторских отчислений.

По словам Екатерины, семья Батыра заявляла, что его мама готова отказаться от своей половины прав на интеллектуальную собственность, но у нотариуса еще не подписаны никакие документы.

Шелякова также пожаловалась, что родственники Шукенова регулярно игнорируют встречу с ее юристом.

«Из-за этого мы не можем получить деньги в Российском авторском обществе и в Российском союзе правообладателей, куда нужно принести бумагу о вступлении в наследство», – рассказала Екатерина.

Она выразила признательность певцу Валерию Меладзе.

«Я безумно благодарна Валере – он всегда находит время позвонить и написать нам. Очень помогает друг Батыра Канат Ускенов», – сообщила Екатерина.

После смерти певца она судилась со строительной компанией за дом во Флориде.

«Батыр успел оплатить только третью часть кредита – 190 тысяч долларов, а остальные 460 тысяч долларов повисли на Кате. У нее таких денег не было, землю и коттедж забрали. Повезло, хоть через суд смогла вернуть часть вложенной суммы», – пояснил близкий друг артиста Олжас Байканов.

Летом 2015 года в Казахстане создали Фонд имени Батырхана Шукенова, который уже провел несколько благотворительных концертов в Астане и Москве.

Вдова артиста в интервью StarHit поблагодарила казахстанских и российских артистов, участвовавших в выступлениях.

«Теперь мы можем позволить себе собственный угол. Кроме того, спасибо программе «Пусть говорят», после выхода которой в фонд стали поступать средства», – сказала Шелякова.

Она рассчитывает в начале мая уже переехать из квартиры подруги в новый дом.

Екатерина призналась, что они с сыном Максутом еще не могут свыкнуться с тем, что Батыра больше нет, и поэтому даже придумали для себя легенду, что он просто уехал на гастроли.

Напомним, Батырхан Шукенов скончался от инфаркта 28 апреля 2015 года. В Алматы появилась стена памяти великому артисту.

После 2020 года в Алматы, возможно, появится памятник Шукенову.

На Eвразийской музыкальной премии учредили специальную премию имени Батырхана Шукенова.

28 ноября 2015 года в Алматы презентовали альбом Шукенова «Аманат».

9 декабря 2015 года в алматинском Дворце республики прошел концерт памяти Батырхана Шукенова «Батыр Lives. Так далеко, так близко».

На нем ведущий Алишер Сулейменов вспомнил, как Батыр позвонил ему после рождения сына и они обсуждали, как назвать малыша. В разговоре Шукенов воскликнул: назову его Максутом, что значит «долгожданный, желанный».

Рассказав эту историю, ведущий сообщил, что все средства, вырученные на концерте, отправят Максуту Шукенову, чтобы он стал «достойным сыном своего легендарного отца».

Как стало известно, россиянин собрал несколько тысяч долларов для издания диска Батырхана Шукенова.

Вдова Батырхана Шукенова отстояла право на его творчество

Екатерина Шелякова добилась своего. Женщина писала запросы и жалобы, чтобы союз правообладателей рассмотрели ее требование получать отчисления за творчество Батырхана Шукенова.

Казахский певец был солистом A’Studio с 1987-го по 2001 год /
Первый солист группы A’Studio 52-летний Батырхан Шукенов внезапно скончался 28 апреля 2015 года от инфаркта. После смерти музыканта его супруга Екатерина Шелякова и 15-летний сын Максут жили на две страны. В Америке они судились за дом, купленный в кредит Батыром, за который им нечем было платить… А в России обивали пороги и Авторского общества, и Союза правообладателей, надеясь на отчисления за творчество артиста.
«Сначала Катины документы о вступлении в наследство в этих инстанциях попросту не принимали, – рассказывает Олжас Байканов, учредитель Фонда имени Батырхана Шукенова. – Несколько месяцев твердили: «Приезжайте позже!» Но она не сдавалась: направляла запросы, писала жалобы. И вот, буквально на днях права на интеллектуальную деятельность мужа поделили 50 на 50. Половина по закону досталась сыну Батыра, вторая – его маме. Катя с Максутом наконец-то смогли купить себе дом в городе Сарасота в штате Флорида. В его приобретении помогал Фонд имени Шукенова, который провел ряд мероприятий по сбору денег, подключились и друзья Батыра».
В гражданском браке с Екатериной музыкант прожил более 20 лет. Они воспитывали сына Максута / Фото: Личный архив
Семью музыканта поддержали не только близкие, но и его коллеги. «Певец Валерий Меладзе оплатил Максуту год обучения в американской школе, – говорит Владимир, приятель Батырхана. – Также поступила круглая сумма от бизнесмена, который пожелал остаться неизвестным. Его денег хватит мальчику до поступления в колледж».
В Алма-Ате на Кенсайском кладбище, где похоронен кумир, открыли мемориал. Люди каждый день приносят к нему цветы, подолгу стоят у могилы. Катя тоже старается приезжать, навещает маму супруга. Постоянно звонит ей по телефону, интересуется здоровьем. В родном городе артиста осталось много друзей. Кстати, у них в планах написать памятную книгу о нем и издать сборник песен Батыра.

Мать артиста получит 50% отчислений, хотя раньше отказывалась от наследства

Брак Батырхана Шукенова подкосила смерть первого ребенка

О личной жизни недавно скончавшегося казахстанского певца Батырхана Шукенова мало что было известно. После его смерти близкая подруга артиста, бас-гитаристка музыкального коллектива Кристины Орбакайте Алла Медведева приоткрыла завесу, рассказав о его семье.

По словам Медведевой, с Шукеновым она сблизилась на гастролях (он тогда еще был солистом А`Studio). Однажды он взял с собой в поездку в Выборг первую жену Екатерину, которая сразу стала лучшей подругой Аллы, пишет Экспресс-газета.

«Катя – европейская женщина, родом из Риги. Ее встреча с Батыром произошла банально: пришла как зритель на концерт и попала в его уникальное энергетическое поле. Он тоже был очарован милой девушкой и сделал все, чтобы завязать с ней отношения. Впрочем, в его компании всем становилось тепло, а если уж Батырхан включал свое обаяние, тут любая потеряла бы голову», – поведала Медведева.

В 2000 году на долю Шукенова выпали тяжелые испытания. Супруга родила сына, но малыш прожил всего 40 дней.

«Мы же тогда практически параллельно забеременели. Делились друг с дружкой счастьем, выбирали приданое для деток и коляски. Когда подруга стала мамой, казалось, все у них с крохой хорошо. И вдруг Катя мне звонит с ужасной новостью: ее ребенок в реанимации. А спустя несколько дней малыша не стало», – цитирует Аллу Медведеву «Экспресс-газета». По некоторым данным, это была внутриутробная инфекция.

Говорят, что именно из-за семейной трагедии Батырхан ушел из группы. Он просто не мог продолжать активно гастролировать, пока его любимая женщина оставалась дома один на один с горем. Но кануть в безвестность Шукенову не позволила близкая подруга Алла Пугачева. Она назвала его гениальным парнем и потребовала, чтобы он даже не думал бросать музыку. И он вернулся уже в качестве сольного исполнителя.

«Батырхан и Катя смогли взять себя в руки. Решили завести второго ребенка. В 2002 году у них родился замечательный мальчик Максут (в переводе с арабского имя означает «долгожданный»). Катя делала все, чтобы обеспечить быт для своих ребят. Батыр с утра убегал на студию, а она занималась крохой и домом. Но, возможно, смерть первенца надломила их отношения. Расходились они без скандалов. Сделали все возможное, чтобы ради сына сохранить достойные отношения. Батыр переживал все в себе», – рассказала Медведева.

По словам Аллы, бывшая жена Шукенова сначала вернулась в Прибалтику, а потом уехала с сыном в США, где занялась ювелирным бизнесом.

«Мы с Батырханом летали туда в гости. Я после многочасового перелета сильно выматывалась, а он сразу же мчался на океан – бегал по кромке волн и радовался, как мальчишка», – рассказала Медведева.

В 2008 году 46-летний Шукенов женился во второй раз. Его избранницей стала 30-летняя красавица Айгуль. Они познакомились в Петербурге, где девушка училась и где жила ее родня. Свадьбу играли на родине Шукенова в Кызылорде. Однако брак вскоре распался.

«Айгуль – милая девушка. Но их семейная жизнь тоже сошла на нет – любовь не прижилась в сердцах. Однажды возвращаемся с моим мужем Антоном домой в два часа ночи. И видим, что в подъезде, на подоконнике, разложена еда — хлеб, сыр. И вдруг из угла появляется саксофон, а потом и его хозяин — Батыр. Улыбается: «А я к вам ночевать пришел». Даже в такой ситуации мы обрадовались его появлению: он был очень светлым», — вспоминает Медведева.

По словам Аллы, единственный наследник Батырхана — 13-летний Максут, сейчас страдает особенно сильно.

«Отец и сын были настоящими друзьями. Этим летом для своего мальчика Батыр придумал обширную программу. Планировалось, что паренек побывает в Юрмале, Москве и Алма-Ате. Но получилось так, что ребенок полетел в Казахстан раньше времени. Чтобы проводить отца в последний путь…», — печально заключила Медведева.

— Хотел бы начать издалека. Расскажите, как вы познакомились с Батыром, когда это произошло? Как вы полюбили друг друга?

— В девяностые годы я жила и работала в Германии, чтобы помогать своей семье. Тяжелые годы были. Мама потеряла работу, двоюродная сестра уехала в Америку, оставила своего ребенка. Я тоже решила не оставаться в Латвии и поехала в Германию зарабатывать деньги.

— Откуда уехали?

— Я родилась в Риге, рижанка. Потом приехала к маме на каникулы, это было в 1994 году. Позвонил мне знакомый диджей с радиостанции, он подрабатывал в одном ночном клубе. Сказал: «Катька! Твоя любимая группа приезжает – «А’Студио». Я же не слушала советскую эстраду, вообще на дух ее не переносила. Но появление такой группы как «А‘Студио», с таким качеством музыки, для меня это было «WOW». Помчалась туда, увидела, услышала их выступление и сказала подружке: «Я никуда не уйду, пока не познакомлюсь с ребятами!» Она посмеялась надо мной и говорит: «Тут таких как ты – тысячи! Пошли отсюда!» и стала тянуть меня домой.

А я просто почувствовала, что это мое, даже не могу обьяснить, словно что-то свыше просило меня не уходить. Батыр уже тогда был суперстар. Но я все же попросила того диджея познакомить нас. Ребятам оставалось три или четыре часа до самолета, мы поехали общаться. Батыр спросил у меня: «Какую музыку ты любишь?» И услышав мой ответ про Стиви Уандера, тут же начал напевать мне на ухо его песни. А потом мы приехали в аэропорт, он говорит: «Я бы хотел, чтобы ты прилетела в Москву, ко мне в гости». Я ответила: «Посмотрим!» Он попросил мой телефон. Конечно, для меня это было что-то невероятное. После этого он стал мне каждый день звонить. Где-то через два месяца я прилетела в Москву в гости, потом он ко мне в Германию летал. Так, в течение двух лет мы друг к другу летали в гости. Германию он очень любил. Вообще Батыр любит, когда все чисто, спокойно, никакой суеты, никакого хамства. Он был восточный человек, но в то же время любил западную культуру, хотя страшный патриот был. Что-то я ушла от темы…

— То есть вы с 94-го года были вместе?

— Да.

— Почему вы так и не оформили ваш брак?

— Я занималась получением немецкого паспорта, если помните, нам в Латвии давали паспорт негражданина, их выдавали русским, и мне эта процедура казалась унизительной, поэтому я решила все-таки получить немецкое гражданство. Это заняло достаточно много времени. А к моменту его получения, уже начались разногласия с Батыром, поэтому до официального оформления брака дело так и не дошло.

— Это какой год был?

— Максутику было 5 лет, это был 2006 год. Батыр предложил мне поехать в Алматы, в Москве дела у него как раз пошли не очень. Учитывая, что отношения уже не складывались, а ребенка я не хотела растить в мегаполисе, предложила ему ехать на родину, а сама отправилась в Юрмалу. Наверное, это была моя стратегическая ошибка, потому что Батыру встретилась молодая и красивая девушка Айгуль, и он попал под ее чары. Тем более, что мама Батырхана, как мне кажется, всегда как-то неосознанно или осознанно хотела, чтобы у него была казахская жена. Хотя, мама часто в гости к нам прилетала, у меня с ней хорошие отношения, она меня любила тоже.

Он женился на Айгуль. Это был 2008 год, а в 2009 году у меня скончалась мама, а кроме нее меня в Латвии никто не держал. Мы с Батыром совместно решили, что в Риге хороших школ нет, Швейцарию и Англию мы не потянем, и что нам с Максутом лучше уехать в США, где жили мои родственники.

— Вы приехали в США отдельно друг от друга?

— Да, я с сыном в сентябре 2009 года. Батыр прилетел в январе 2010. Рассказал, что разводится, предложил снова быть вместе.

— А какие разногласия у вас были? Почему вы разошлись?

— Понимаете, Батыр – очень щедрый человек и я такая же была. Мы не умели обращаться с деньгами, тратили все, что зарабатывали. Он делал дорогие подарки людям, платил за всех в ресторанах. С рождением ребенка я начала немного меняться, у меня появился инстинкт: «все в дом, все в семью». А вокруг Батыра всегда вертелось очень много сомнительных людей, которые раскручивали его на дурацкие проекты, куда он вкладывался деньгами. И я начала ему выговаривать все эти вещи, что пора прекратить тратить деньги впустую. Понимаете, сейчас я не считаю, что была тогда права, но в тот момент считала своим долгом это высказать. Мне казалось, что после его ухода из «А’Студио» ему все время попадались не совсем правильные люди, которым он доверял. На этой почве и начались разногласия. Мы часто начали ругаться.

— Вы были рядом с Батыром, когда он уходил из «А’Студио»?

— Конечно!

— Что на ваш взгляд тогда произошло?

— Как такового конфликта не было вообще, насколько помню. Но мне трудно судить, я западный человек, на Востоке все тоньше. Люди не очень открываются друг другу, многое переносят в себе. Я ведь гастролировала с ними со всеми, видела, что эта болячка в отношениях внутри коллектива уже давно была, хотя никто ее не признавал.

— Трения были между Байгали и Батыром?

— Да, между ними. Я всегда хорошо относилась и отношусь к Боре, но я говорила Батыру: «Эта ваша болячка, она как раковая опухоль, если ее не вырезать, группа может умереть. Сядьте и поговорите открыто!» Но, по-моему, тот разговор так и не состоялся, они оба остались очень закрытыми, и обида друг на друга так и не была высказана.

К тому же в какой-то момент группа перестала активно гастролировать, концерты практически прекратились, Боря отказывался покупать песни у других исполнителей. Денег не было, Батыр хотел работать, у него были амбиции. Поэтому он постоянно выглядел подавленным, пребывал в депрессии. Поэтому уйти из группы было его решением. Я его просто поддержала.

—Это связано со смертью первого ребенка? Я помню, на 25-летие группы «А’Студио» у того же Андрея Малахова в шоу, рассказывалось об этом.

— Да, Батыр тоже в депрессию ужасную впал тогда, все время пропадал в студии. Он музыкой всегда душу лечил. Я по-своему с ума сходила, а он подружился с Пашей Есениным. Целыми днями они с Пашкой записывалсь на студии.

— Говорят, что Байгали обиделся именно из-за того, что Батыр сильно сблизился с Павлом Есениным?

— Не из-за этого. Байгали обиделся, что Батыр был слишком внезапен в своем решении уйти из группы. Он просто не дал ребятам опомниться. Батыр реально считал, что потянет и работу в группе, и сольное исполнение. Думаю, тут повлиял Эрик Чантурия, который уже записал песню с Батыром и снял клип, обещал эфиры. Но это сотрудничество в итоге ничем не закончилось.

— Хорошо, если все эти годы вы были рядом с ним, почему после того, как он развелся с Айгуль, вы так и не оформили ваши отношения? Вы встречались только ради ребенка?

— Наши отношения уже не были супружескими. Но это было даже больше. Батыр для меня был всем: семьей, отцом ребенка, любимым человеком. Вот я, например, могу показать смски за два часа до его смерти (показыет sms на телефоне –V), пишу ему: «Я тебя люблю!», он мне отвечает: «Я тебя тоже!»

Этот дом, который он начал строить здесь, он строил не только для меня и Максута. Он строил его для нас всех. В том числе и для своей мамы. Он мечтал, чтобы она жила тут несколько месяцев в году. Для нее планировалась отдельная комната. Даже джакузи сделали пониже, чтобы ей легче было туда залезать. Думаю, все шло к оформлению брака. Мы поколбасились, поискали счастья на стороне, никто ничего не нашел, думали, что нужно остепениться и быть вместе. Думали взять ребенка из детского дома, строили планы. Мы планировали наше будущее вместе.

— И все эти годы у вас не было ни с кем отношений, кроме Батыра?

— У меня тоже был друг.

— Его сейчас нет? Он местный, в США живет?

— Он местный, да. Мы с ним расстались еще до смерти Батыра. Человек не серьезный оказался.

— Батыр знал о нем? Вы делились такими откровениями?

— Нет. Батыр мне в последнее время рассказывал о своих девушках, о каких-то романах, но у меня он никогда о таких вещах не спрашивал, и я не рассказывала.

— Как часто вы наведывались в Казахстан?

— Раз в год.

— Вы смогли прочувствовать казахский менталитет? В чем особенность наших людей?

— Вы много говорите, мало делаете, если честно. Очень много любят обещать, но мало делать.

— Вот это сейчас обидно было!

— Слушайте, я очень много провела времени вместе с Батыром в компании ваших крупных бизнесменов. За столом было все красиво, мне говорили: «У нас кроме нефти и Батырхана Шукенова ничего нет!» А как только дело касалось поддержки каких-то его творческих проектов, Батыру всегда было очень сложно. Он ведь никогда не жаловался, об этом не говорил, в себе все это переживал. Но вы правы, говорить обо всех поголовно в таком ключе, я не вправе. Были у Батыра несколько преданных друзей, которые всегда приходили к нему на помощь. Хочу упомянуть его друга Каната Ускенова, который единственный нам сейчас звонит каждую неделю, узнает, как мы тут и интересуется, какая помощь требуется.

Должна так же сказать, что Батыр очень любил Казахстан и свое будущее планировал на родине, он даже этот дом, который мы строили, не рассматривал для постоянной жизни. Для него этот дом был местом, где он мог черпать вдохновение.

— А почему вы не хотели переезжать в Казахстан?

— Батыр меня никогда не спрашивал об этом. Только вот однажды тогда, когда Максутику исполнилось пять лет. А потом он уже был со мной согласен, что ребенку лучше доучиться в США.

— Я почему спросил о ментальности казахского народа, то есть вы столкнулись с ней не на шутку на прошлой неделе. Казахи очень не любят, когда выносят сор из избы. Фактически, Россия — другое государство, а Батыр является нашим символом, казахским. И случилось то, что случилось — вы пошли на передачу к Андрею Малахову. Кто вас надоумил?

— Программа получилась так: когда Батыр ушел из жизни, где-то в конце мая, мне позвонил Руслан, директор Батыра из Москвы, говорит: «Катя, я не знаю, что мне делать! Скоро 40 дней будет и до меня дошли слухи, что Малахов собирается какую-то передачу делать. Там опять эти мнимые друзья, которые Батыра на самом деле недолюбливали, вдруг распихивая всех локтями, лезут в экран. У тебя есть какие-нибудь мысли по этому поводу?» Я говорю: «Давай я Наташу найду, продюсера передачи, и спрошу, что происходит?» Я позвонила Наташе, и она в тот момент задала мне вопрос: «Катюша, как у тебя жизнь? Что у вас происходит?» И я совершенно без задних мыслей все рассказала, в слезах и соплях, о том, что мы остались без жилья, что я не знаю, где мы будем жить, хотя я дала Максуту обещание не увозить его из США, но не знаю, как сдержать свое слово. Наташа тут же прислала журналиста с камерой из Майами, который заснял весь переезд.

—То есть переезд был давно снят?

— Да, полгода назад! Отложили видео в долгий ящик. Потом начали звонить продюсеры программы «Пусть говорят» и спрашивать, как мы тут, решилось ли что-то с жильем, я ответила, что по-прежнему живем у друзей в одной комнате! И они решили делать эту программу, и мне сказали, что она выйдет в эфир, несмотря на то, приеду я на программу или не приеду! Поэтому я решила лететь! И директору фонда Батыра Олжасу Байканову я рекомендовала лететь, потому что знала, что дела со сбором денег на выпуск новых записей Батырхана идут со скрипом.

— Меня немного смутил ролик Максута, якобы он прислал на программу видеообращение к Андрею Малахову с просьбой о помощи? Зачем вы это сделали?

— Это была идея шеф-редактора программы!

— То есть не ваша?

— Нет, и я, и Максут были против. Но через три дня мы согласились.

— Говорят, в программе было много лжи?

— Я так не считаю. Но мне резало слух слово «бомж». Но как вы понимаете, это телевидение и всем хотелось сенсации.

— Может при монтаже какие-то важные детали пропали?

— Психолог довольно долго рассказывала, что в 14 лет не стоит вытаскивать ребёнка из среды. Вот эта часть пропала, ну и директора Руслана практически полностью вырезали, хотя он много чего дельного сказал. Севаре Назархан тоже не дали полностью высказаться.

— В начале программы вы говорите, что приехали просто поговорить о Батыре, его творчестве, ни о чем не просить. А в конце прозвучало ваше обращение к меценатам?

— Ну, я же не телевизионная звезда, подошел Андрей, сказал, раз у тебя такой шанс есть, обратись с просьбой. Вдруг кто-то найдется! Я подумала: почему бы и нет. И сейчас повторюсь, дом чудесный, его проектировал Батыр. Вы же называете его своим достоянием. С ним по скайпу согласовывалось все: от цвета стен до мебели. Купите его для себя, оформите его на свое имя, дайте Максуту пожить там и закончить школу через четыре года. Больше я ни о чем не прошу.

— Для большинства казахстанцев и сумма в 8000 долларов, которую отправлял вам Батыр ежемесячно, тоже кажется гигантской!

— Сумма тоже преувеличенная. Три тысячи уходили на аренду дома. На двоих с Максутом у нас оставалось около пяти тысяч. Кто жил в Америке, знает, что это небольшая сумма для двух человек. Мы оплачивали лизинг машины, электричество, расходы на школу, страховки. Обычные траты. Я работаю, получаю 1300 долларов в месяц, этого хватает на карманные расходы, но не более того. Мне 50 лет, без мастерской степени я вряд ли смогу в США зарабатывать больше.

— Кстати, я не видел агрессию по отношению к вам со стороны Бауржана Шукенова, брата Батыра, и со стороны Олжаса. Они с большим пониманием отнеслись к вашей ситуации. Обещали помочь. Может, не стоило все-таки к Малахову ехать?

— Я очень люблю Бауржана. Мы могли с ним разговаривать ночами напролет. И Олжаса я тоже ценю. Они очень хорошие и порядочные люди. Сейчас отношения с ними напряглись, но я понимала, что если в фонде Батыра собрано всего полторы тысячи долларов и за полгода мы никак не решили проблему с жильем для нас с Максутом, надо что-то делать. И появление в программе у Андрея Малахова действительно выступило толчком для всех этих процессов.

— Ну, может вопрос с жильем для вас не решался, потому что для нашего народа Батыр — отдельно, вы с Максутом — отдельно?

— Это, наверное, самая большая ошибка. Батыр был с нами все эти годы. Мы ездили вместе отдыхать: в Норвегию, в Юрмалу, в Лондон. Он прилетал в США. Мы не представляли отдыха друг без друга. Все остальное время я находилась рядом с нашим сыном. Впервые за 15 лет нам удалось отдохнуть друг от друга только в прошлом году, когда Максут поехал с отцом в Казахстан. Поэтому не понимаю, почему в глазах общественности мы стали вдруг чужими друг для друга.

— Может потому что ваш брак официально не был оформлен и большинство людей вообще не были в курсе вашего существования?

— Может быть! Но всем своим друзьям и на встречах он всегда представлял меня супругой.

— Или может быть потому, что народ удивился, что их кумир был женат не на казашке?

— Максут тоже так считает! Я никого не хочу осуждать.

— Хорошо, вы читали комментарии после выхода программы в эфир?

— Да, я очень сильно расстроилась, проплакала несколько дней. Я очень чувствительный человек, меня такие вещи очень расстраивают. Наверное, Батыр во мне что-то нашел такое, раз двадцать лет он был рядом с нами. И, наверное, я не такая сука, раз за два часа до смерти он писал мне, что любит? Была бы я такой корыстной, точно бы догадалась оформить наши отношения.

Я все сделаю ради Максута. Это был наш с Батыром долгожданный ребенок. И теперь у меня совсем никого нет, кроме него. Была бы мама или папа живы, я бы просто вернулась в Латвию. Но там уже давно у меня никого нет. У меня такое ощущение, что меня просто оторвали. Я листик с дерева, меня ветер понес. Я понимаю, что взрослая женщина, что пора бы уже на ноги встать, но Батыр для меня был больше, чем мужем, понимаете? У меня нет родителей, нет сестер, нет братьев, нет поддержки. Все равно у женщины должен быть какой-то тыл. Вот Батыр был для меня этим тылом. Мы вместе делали общее дело, никогда я не шла Батыру наперекор, ни в чем. Поэтому я прошу всех, кто пишет обо мне гадости: пожалуйста, если не можете мне помочь, камнями хотя бы не закидывайте.

Путешествие Алишера Еликбаева по Соединенным Штатам Америки проходит при поддержке Генерального консульства США в Алматы и приурочено к 25-летию взаимоотношений между США и Казахстаном. В течение всего следующего года на нашем сайте выйдут 12 интервью с казахстанцами, которые живут в США и пытаются там состояться. Путешествие стартовало 19 октября в Бостоне и закончится в Сан-Франциско в конце ноября. Коммерческие партнеры путешествия: Altyn Bank, Hyundai Auto Kazakhstan, KFC, Hardee’s, Centras Insurance.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *