Татьяна тотьмянина родила

Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин: «Мы то сходились, то расходились, было много переживаний»

Я считаю неправильным, когда женщину ставят на один уровень с мужчиной. В семье деньги зарабатывает и за благополучие отвечает мужик Фото: Ольга Дименштейн

— Совет такой — купи мне туфельки. А лучше две пары.

— Почему?

— Потому что они будут разными и меня порадуют. А ты деньги не потеряешь.

Послушался. Землю не купил. Человека посадили через полтора месяца.

Я ведь эмоциональный, быстро загораюсь и быстро отхожу. Главное — сбить первую волну, чтобы не наделал глупостей. Таня это умеет. Упрусь к примеру: давай здесь картину повешу. Жена в ответ: «Леша, ты не из тех мужчин, которые могут «дом построить и дерево посадить». Сейчас вобьешь гвоздь, потом двадцать раз переделывать придется. Занимайся тем, что умеешь. Катайся, шоу веди, лекции читай. А гвоздь не трогай. Сама мастера вызову».

— Но при патриархальном укладе счета-то у вас разные.

Алексей: Это не совсем так. У жены есть карточка от моего счета. Все, что касается семьи, оплачиваем с него. А что до ее личных расходов «на булавки», так Таня сама неплохо зарабатывает. Но в принципе бюджет у нас один. Просто у кого-то муж выдает своей половине деньги наличными, а я выдал ей карту.

— Прагматичный подход. К подаркам друг другу такой же?

Татьяна: Леша вообще не любит, когда ему дарят подарки. Даже на Новый год и день рождения. Приходится искать вещь, которая ему ну очень нужна и недорого стоит. Иначе муж возмущается. Обычно это гаджеты. Практически каждый Новый год он получает пару угг, поскольку очень их любит и не снимает до первых весенних цветов.

Мне же он давно не выбирает подарки сам. Когда живешь с человеком двенадцатый год, это не столь важно. Проще прислать картинку того, что хочется, и написать, где купить. Порой уехать на пару суток вдвоем — и есть лучший подарок. Не так давно несколько дней провели в Милане. Таких романтических поездок в год обычно бывает две-три.

Алексей: Я и правда ненавижу, когда дарят подарки. И похвалу часто не воспринимаю. По большому счету считаю себя какашкой. Хочется постоянно улучшаться, всегда есть к чему придраться. Илья пишет, к примеру, СМС: «Ну, сегодня ты красава!» Отвечаю: «Блин, я второй прыжок сорвал». — «Да при чем тут прыжок, главное энергетика». А мне так не кажется. Вот такой самоед.

Самый главный подарок жена мне уже сделала — состояние души, когда хочешь скорее домой и кайфуешь от этого. Попробую описать. Вот едешь уставший за рулем. Включаешь радио и вдруг слышишь любимую песню. Внутри разливается радость, начинаешь притопывать в такт ногой.

Татьяна Тотьмянина для SPLETNIK.RU: о детях, муже Алексее Ягудине и планах на Новый год

Уже 28 декабря в Ледовом дворце стартует шоу «Щелкунчик и мышиный король», созданное Ильей Авербухом. На льду можно будет увидеть и фигуристку Татьяну Тотьмянину. Мы встретились с олимпийской чемпионкой и поговорили с ней о детях, муже Алексее Ягудине, любимых секретах красоты и планах на Новый год.

Татьяна, вы принимаете участие во многих проектах: съемки в «Ледниковом периоде», репетиции шоу «Щелкунчик», мюзикл «Кармен». Какой у вас режим? Как все успеваете?

Как говорит мой муж: «Было бы желание —можно успеть все». Поэтому успеваем все и еще стараемся посвятить время себе.

Какие у вас отношения с вашими коллегами по «Щелкунчику»?

Замечательные! У нас такой семейный коллектив, потому что с Максимом Марининым, с которым мы работаем в «Щелкунчике», я, например, уже лет 20 катаюсь. И мой муж Алексей Ягудин тоже участвует в шоу. С Аделиной Сотниковой у нас тоже замечательные отношения.

У вас бывают выходные или обычно каждый день тренировки?

Слава богу, что нет такого графика как у нормальных людей: с понедельника по пятницу с восьми утра до шести вечера. Поэтому, если ты уже «мертвый», всегда есть возможность сказать, что очень устал, и взять себе выходной. Конечно, это не касается съемок основных выступлений, но одну тренировку ты можешь себе позволить пропустить и посвятить это время собственному восстановлению.

Как вы обычно восстанавливаетесь и проводите выходные?

Стараюсь, конечно, максимально провести время с детьми. Вместе гуляем, ездим в магазин, если нужно купить что-то, смотрим мультики. Мы все, на самом деле, ужасные домоседы, из своей норки стараемся никуда не выходить. А в перерывах, когда дети спят, можно сделать массаж или сходить в баню. Этого, в принципе, достаточно.


Татьяна Тотьмянина

Если у вас выдается выходной, как строится ваш день?

Все зависит от того, где я провожу этот выходной. Если на гастролях, где-нибудь в городах, то это максимальный сон — до 12, до часу-двух, чтобы просто отоспаться. Завтрак, перетекающий в обед, массаж, кино, театр. Можно посмотреть, что есть в этом городе.

Когда я с детьми, то, естественно, подъем с первыми петухами — зависит от того, кто из них раньше проснется. Дальше совместные прогулки, можем съездить в магазин, купить что-то, устроить совместный просмотр мультика. Все направлено на тихое счастье.

У вас есть какой-то бьюти-ритуал, который помогает вам расслабиться и прийти в себя?

Баня и массаж. У меня есть замечательный массажист, который тоже работает на «Ледниковом периоде», он еще и банщик хороший. Та что, если выпадает свободный день, я бегу к нему в баню.

В салоны красоты часто ходите?

В связи с плотным графиком не очень. Вот вчера удалось сделать маникюр и педикюр первый раз за последние полтора месяца. Я люблю следить за собой, но не всегда на это есть достаточно времени. Если появляется пара свободных часов, то я лучше проведу их с детьми.

Что из косметики всегда носите с собой в сумке?

Крем для рук. Щетка зубная и паста. Все. Вот весь мой набор.

У вас как у спортсменки наверняка строгий режим, правильное питание и здоровый образ жизни. Но, может, все же есть какие-нибудь слабости, от которых вы не можете отказаться?

Знаете, любой уважающий и любящий себя человек придерживается принципов правильного питания и режима, просто можно иногда что-то позволить себе в меру, и бокал шампанского никого еще не убивал. Все в меру, все только в пользу для организма.


Татьяна Тотьмянина с дочкой Мишель

Скажите, если бы не фигурное катание, то что?

Мне также нравится художественная гимнастика, но, можно сказать, что мама полностью угадала вид спорта, когда отвела меня именно на фигурное катание, о котором она сама когда-то мечтала, занимаясь им в молодости. Когда мне исполнилось четыре года, в нашем городе построили крытый каток и, естественно, уже не возникло вопросов, в какую секцию меня отдавать. Это стечение правильных обстоятельств.

А вам самой в детстве нравилось фигурное катание?

Многие меня об этом спрашивают. Да мне всегда это нравилось. Для меня самым большим наказанием была невозможность пойти на тренировку. Но, конечно, решение отдать меня на фигурное катание в первую очередь принадлежало родителям, потому что ребенок в четыре года просто еще не понимает такого и не может сам принять решение. Но так сложилось, что мне понравилось.

У вас никогда не было желания прокрутить время назад и связать свою жизнь вообще не со спортом?

Нет, такого желания не было никогда. Единственное, что я бы изменила в своей жизни — никогда бы не дала маме получить права, если бы я знала, что все так трагично закончится. Это единственное, что я изменила бы в своей жизни, больше ничего.

Вы свою старшую дочку уже поставили на коньки?

Да, некоторое время она с удовольствием ходила на каток. В дальнейшем этот интерес пропал. А этим летом, когда мы четыре месяца работали в Сочи с мюзиклом «Кармен», она занималась художественной гимнастикой в секции. Мы стараемся, чтобы спорт в жизни присутствовал, но не в сумасшедшей форме.

То есть настаивать на спортивной карьере вы не будете?

Нет, мы хотим по максимуму вложить в ребенка, дать образование, знание языков — все, что когда-то было в царской России. Девочка должна быть девочкой: много чего уметь, много чего знать, но при этом достойно себя вести.


Татьяна Тотьмянина с дочерьми Мишель и Лизой

Помимо художественной гимнастики, еще какие-то есть занятия?

Конечно. У них в школе обязательный вид спорта в начальных классах — плавание. То есть это все на серьезном уровне, они даже тесты какие-то сдают. Плюс танцы и гимнастика. Она очень хочет кататься на лошадках, но, к сожалению, у нее дикая аллергия на животных, поэтому это невозможно.

А какие-то творческие увлечения?

Дочка хорошо рисует и любит это. В художественную школу мы ее не отдаем — мне кажется, достаточно занятий дома. Через годик, может, начнет музыкой заниматься.

А младшую дочку будете ставить на коньки?

У нас нет запретов, если захочет, то да, а нет, так нет — найдем что-нибудь другое по душе.

А вы делаете зарядку с детьми?

С маленькой мини-гимнастику делаю, ей это полезно. А старшая и так очень активный ребенок, она все время бегает. У них школьное расписание с восьми тридцати утра до шести вечера, и за это время они успевают погулять, побегать, поиграть и выпустить пар.


Алексей Ягудин и Татьяна Тотьмянина с дочерьми

У вас с детьми есть какие-то ритуалы, которые вы соблюдаете?

Если мы не присутствуем в определенный день их жизни, то это обязательно делаем утренний, дневной и вечерний звонок. Даже были моменты, когда я читала им книжки по Skype. Вторая моя беременность проходила замечательно, но финал был немножко преждевременный — я улетела, Лиза (старшая дочка Татьяны Тотьмяниной и Алексея Ягудина, — прим.ред.) не была готова к тому, что ее вот так вот покинут. Так что мы с ней просыпались вместе по скайпу, книжки читали по скайпу, были такие моменты. А так, конечно, почитать книжку, погулять вместе — все это есть.

Они очень любят с папой посетить парк аттракционов или же сходить в кино. Поэтому ритуалы есть. Самые крупные — это день рождения и Новый год, потому что, мне кажется, в памяти детей эти праздники очень сильно откладывается, так что мы стараемся быть вместе, делать что-то особенное в эти дни.

В воспитании детей кто из вас с мужем «хороший полицейский», а кто «плохой»?

Папа у нас пряник, мама кнут. Так вот сложилась. Но у нас изначально была договоренность, что даже если кто-то не согласен с мнение другого, противоречить друг другу нельзя. То есть если я говорю детям, что чего-то делать нельзя, то Алексей не подходит и не говорит, что, наоборот, можно. Мы стараемся дуть в одну дуду, но при этом папа у нас «хороший полицейский».


Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин

После рождения младшей дочери ваш взгляд на воспитание детей как-то поменялся?

Не могу сказать, что принцип поменялся, но я стала немного спокойнее. С первой дочкой мне все время хотелось, чтобы все было идеально, дикий перфекционизм был. А с рождением второй дочки все стало спокойнее, и это отразилось и на старшей. Мне кажется, спокойней стало жить и мне, и Лизе. Результат в плюс.

Какие планы на Новый год?

На Новый год, слава богу, мы будем в Москве, потому что в этом году мы принимаем участие в новом сказочном шоу «Щелкунчик и мышиный король», которое поставил Илья Авербух. Мы работаем с 28 декабря по 7 января, соответственно. Новый год — Москва, дом, все вместе в семейном кругу.


Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин с дочерьми

Алексей Ягудин признается, что они с Татьяной Тотьмяниной привыкли жить сегодняшним днем и редко что-то планируют далеко вперед. Но про второго ребенка он говорил часто, мечтал о второй девочке. Таня не соглашалась, ведь старшая Лиза ей далась непросто, ведь Тане делали кесарево сечение, поэтому и второй ребенок мог появиться на свет только с помощью операции. А вообще-то они теперь хотят троих детей.

По словам Татьяны, появление на свет Лизы было ее инициативой. Фигуристка сама заводила речь о том, что хочет ребенка. Но Алексей был не готов, поэтому сомневался. С Мишель получилось по-другому. Лиза подросла, и Леше захотелось еще одну дочку. Тут уже не спешила Татьяна. Лиза родилась в тот же год, когда погибла ее мама. Выйдя из роддома в полнейшей растерянности, Татьяна просто не знала, что делать. О втором ребенке даже не хотела думать. Но прошло время, и Алексей сказал, что им нужен второй ребенок.

Ягудин признается, что в какой-то момент он настоял. Они собирались родить летом, когда в ледовых проектах пауза, и фигуристы отдыхают. Но летом не получилось, дочка должна была появиться на свет в ноябре. Но она родилась на два месяца раньше.

Татьяна в то время находилась во Франции вместе Лизой в их доме в Пьерфоне в окрестностях Парижа. И вдруг в СМС она сообщила мужу, что неважно себя чувствует. Алексей велел жене срочно лететь в Москву. Он встретил ее в аэропорту, а сам вечером улетел в Сочи на спектакль. Когда прилетел, она оказалась уже в больнице.

Перед началом вечернего спектакля Татьяна сообщила, что ее везут в операционную. Той же ночью Ягудин вернулся в Москву и сразу отправился в роддом. Когда он приехал, Мишель уже родилась и находилась в реанимации, как и положено недоношенному ребенку. Таня и сама лежала в реанимационном отделении, подниматься ей не разрешали, и Таня попросила мужа сходить и сфотографировать их девочку.

Вернувшись через 5 минут, Алексей рассказал, что девочка от макушки до пяток обмотана проводами, вся в трубочках, ее подключили к аппарату искусственного дыхания. Как только Тане позволили ходить, она стала посещать детское отделение каждые два-три часа, спрашивая у сестер, дышит ли ее девочка сама. Они отвечали, что не дышит, и так шесть суток подряд. Наконец, она задышала, а Таня заплакала.

Еще три недели Мишель лежала в больнице под строгим контролем врачей, а Таню выписали, и она даже вышла на лед. Забирали свою дочку они тихо, приехали ночью в больницу и привезли дочку домой.

Старшая Лиза первый раз увидела Мишель в больнице за стеклом. Сначала Лиза страдала от ревности и слегла в тот день, когда они привезли Мишель домой. Она лежала, отвернувшись к стене, и ни с кем не общалась.

Татьяна рассказывает, что через три дня она начала приводить дочку в чувство. Строго объяснила, что Мишель есть и никуда уже не денется. Целый месяц Лиза переваривала эту новость и постепенно привыкла.

Сейчас, Алексей с Татьяной уезжают вдвоем, выручает папа Тани, медик по образованию. А когда она одна отлучается по делам, с ребенком водится Леша. С маленькой Лизой он справлялся лучше жены, и купал, и пеленал, и кормил. Таня же боялась взять ребенка на руки, потому, что девочка была настолько хрупкой, что ей казалось, что она случайно ей что-нибудь сломает. С Мишель он тоже прекрасно справляется.

Лиза ходит в школу во Франции, к тому же она страдает аллергией и покрывается сыпью от шерсти любого животного.Сам Алексей собак просто обожает, и у них есть йоркширский терьер, шерсть которого напоминает человеческие волосы, поэтому аллергию у Лизы не вызывает.

Родители думают отдать ее в художественную гимнастику или балет. Когда Лиза находится в России, то на выходные ее отправляют к бабушке, маме Ягудина, в Петербург.
В свои шесть лет Лиза бегло читает на русском и на французском. Родители тоже сели за учебники, осваивают французский. Алексей уже прилично знает английский.

Татьяна вспоминает, что в первый раз Леша не так сильно хотел дочку, как во второй.

9 апреля исполнится девять лет, как Татьяна и Алексей вместе. Когда появились дети, стало меньше времени на ненужные выяснения отношений.

Татьяна признается, как недавно шла по улице с детьми и подумала, какая она классная, мама двоих детей, при этом прекрасно выглядит, имеет интересную работу, замечательного мужа. Ничем никогда она так сильно не гордилась, как своей семьей, даже олимпийской медалью.

Татьяна Тотьмянина родила Мишель

Звездная пара Алексей Ягудин — Татьяна Тотьмянина празднуют пополнение. 2 октября у пары родилась вторая дочь. Малышку назвали красивым французским именем Мишель.

На прошлой неделе, незадолго до рождения второй дочери, Алексей опубликовал снимок УЗИ. Предполагалось, что рожать Татьяна будет в начале ноября, но у Мишель были иные планы.

«Так забавно: Таня по гороскопу Скорпион, Лиза родилась 20 ноября и тоже Скорпион, а сейчас мы ждем еще ребенка, снова девочку, и она тоже должна родиться в ноябре — только в начале! Мне говорят: «Леша, как ты живешь?!» А мне прикольно, что все девочки», — рассказывал фигурист.

«Таня и Мишель чувствуют себя хорошо. Дочка появилась на свет поздно вечером 2 октября — прямо во время моего выступления на шоу «Кармен» в Сочи», — рассказал счастливый папа изданию hello.ru.

Напомним, имя девочки родители выбирали заранее. «Я очень люблю Францию. Мы всей семьей учим французский язык, часто бываем в Париже, Лиза ходит там в детский сад и уже болтает лучше нас. Мечтаем проводить там больше времени», — поясняла Тотьмянина.

Кстати, старшая дочь пары Елизавета 20 ноября отметит шестилетие. По словам Татьяны, узнав о скором появлении малыша, Лиза отреагировала без особой радости.

«Она неожиданно ответила: «А я не хочу. Никого мне не надо! В игрушки мои будет играть?» Мы закрыли тему на месяц, два, три. А потом случилось следующее. Я уже рассказала о том, что жду ребенка, маме одной Лизиной подружки из сада. Так вот, приходит наша дочь и вдруг говорит: «А мне подружка сказала, что у тебя в животе моя сестричка, это правда?» Говорю: «Правда. А что тебе еще подружка сказала?» А Лиза такая: «Она очень сильно хочет сестренку или братика…» «А ты?» — спрашиваю. «Ну, теперь и я, видимо, захочу». Лиза у нас девочка с характером, причем папиным, непростым. Острая на язык, все время что-то смешное говорит, очень любит быть в центре внимания. Но при этом, к счастью, Лиза послушная девочка».

«Хотим третью девочку»: Алексей Ягудин и Татьяна Тотьмянина рассказали о семейной жизни

Алексей Ягудин и Татьяна Тотьмянина женаты всего два года, однако история их отношений началась еще двадцать с лишним лет назад. «Помню, когда мне было 12 лет, мы были на соревнованиях. К нам в номер пришел Леша и предложил мне, как он тогда выразился, «попотеть». Разумеется, я его выгнала, но это были детские игры, шалости. Тогда Ягудин был недостижимым идеалом для меня. Все девочки были в него влюблены, и я даже не думала о каких-то отношениях», — рассказала спортсменка в эфире «Секрета на миллион». «Спустя много лет отношения завертелись, все было очень хорошо, но в один день он собрал вещи и ушел. Леша тогда испугался».

По признанию Ягудина, в тот период жизни он не был готов завести семью и боялся ответственности. Работа в одном пространстве позволила спортсменам находиться рядом, поэтому новый роман Татьяны не остался незамеченным. «У Тани появился ухажер, и тогда у меня взыграла гордость. Я решил вернуть ее любыми способами. Начал дарить подарки, передавал письма, приносил ей шарики и цветы. Вскоре мы снова начали общаться и жить вместе», — вспомнил фигурист.

В канун 2009 года Татьяна получила предложение руки и сердца от Алексея, однако свадьба состоялась лишь спустя семь лет. Во время гастролей ледового шоу в Красноярске пара приняла решение расписаться. Благодаря помощи общего друга в красноярском Дворце семейных торжеств состоялась регистрация брака спортсменов, на которой присутствовали только близкие друзья.

«Олимпийцы» / Интервью с Алексеем Ягудиным и Татьяной Тотьмяниной

Когда-то «олимпийцами» люди называли бессмертных богов, живущих на горе Олимп. Сегодня мы так говорим о тех, кому удалось покорить вершину другого Олимпа — спортивного. И хотя нынешние олимпийцы гораздо ближе к нам, чем те, мифические, об их пути на вершину, о цене победы и о жизни после нее, мы знаем очень мало. Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин согласились рассказать об этом.

С Татьяной и Алексеем мы встретились утром. Они приехали на съемки для каталога Faberlic сразу после того, как отвезли дочку в детский сад. Поэтому разговор с чемпионами начался с темы, знакомой всяким родителям.
«Cтрана faberlic»: Лиза охотно ходит в детский сад?
Татьяна Тотьмянина: Вообще — да. У нас замечательные воспитатели и директор. Но она «сова» и ненавидит рано вставать. Мы все «совы». Поэтому подъем в 8.30 — это ужасно!
«Cтрана faberlic»: Так может, бог с ним, с садиком…
Татьяна Тотьмянина: Нет, ребенок должен расти в социуме, а не в закрытом пространстве. И уметь общаться со сверстниками. Мы держали её дома до трёх лет, в итоге со взрослыми она находила общий язык быстрее, чем с детьми, а с ровесниками не получалось, она не понимала, о чём можно с ними говорить.
«Cтрана faberlic»: Может быть, это проблема любого развитого ребенка?
Татьяна Тотьмянина: Пусть она лучше развивается в обществе других детей. Это необходимо. Все болячки нужно перенести в саду. Просто адаптироваться, чтобы не ловить болезни в школе.
«Cтрана faberlic»: А спортом Лиза будет заниматься?
Алексей Ягудин: Большим спортом — нет. Для здоровья — пожалуйста. Мы с Таней хотим, чтобы Лиза училась.
«Cтрана faberlic»: Неужели вы не хотите, чтобы ваша девочка тоже почувствовала себя чемпионкой?
Алексей Ягудин: Вы знаете, успех — это как большая картина, состоящая из множества маленьких «паззлов», одного таланта, даже в сочетании с трудолюбием, часто бывает недостаточно.
Татьяна Тотьмянина: Чтобы ребенок достиг высот в профессиональном спорте, его родители должны вообще отказаться от своей жизни. Так было с нашими мамами — они полностью посвятили себя нашему успеху.
«Cтрана faberlic»: А кто решил отдать вас в фигурное катание?
Татьяна Тотьмянина: В 4 года, естественно, всё решают родители. Меня на каток привела мама. Она сама когда-то каталась, на уровне двора, конечно, но ей очень нравился этот вид спорта. И как раз, когда мне исполнилось четыре, в Перми открылся крытый ледовый дворец.
«Cтрана faberlic»: Вы сразу почувствовали, что это ваше? Или поначалу сопротивлялись?
Татьяна Тотьмянина: На самом деле, я даже не помню, как всё было. Видимо, не сопротивлялась, потому что позже самой страшной «угрозой» была мамина: «Не пущу на каток».
«Cтрана faberlic»: А когда вы почувствовали, что хотите быть первой, победительницей?
Татьяна Тотьмянина: Не было такого. У меня как-то сразу стало всё очень хорошо получаться. Практически само собой.
Я просто всегда была первой. А в 14 лет мне предложили попробовать себя в парном катании, и я переехала в Санкт-Петербург. В Москве сильная школа женского одиночного катания. Но я подумала, что таких «одиночек» как я в Москве уже хватает, решила заняться парным и уехала в Питер. Там меня поставили в пару с Максимом Марининым. Тренер решил, что мы подходим друг другу. В фигурном катании важно все — даже то, как люди чисто визуально смотрятся вместе.
«Cтрана faberlic»: А вам самой новый партнер понравился?
Татьяна Тотьмянина: Не помню. Мне было 14 лет.
«Cтрана faberlic»: Сейчас вы поддерживаете отношения? Дружите?

Татьяна Тотьмянина: Столько лет проработать в паре! Мы практически родственники!
«Cтрана faberlic»: А друзья? Много у вас друзей?
Татьяна Тотьмянина: Друг – понятие непростое. Знакомых много. Но настоящий друг – это часть семьи, таких людей очень мало.
«Cтрана faberlic»: Должно быть искренним отношениям мешает чемпионский статус?
Татьяна Тотьмянина: Нет, просто я очень долго схожусь с людьми. Я должна знать, как человек поведет себя в той или иной ситуации. И если после разных жизненных коллизий он все равно остался рядом, значит, это тот, кто нужен.

«Cтрана faberlic»: Алексей, а вы что цените в близких людях?
Алексей Ягудин: Их способность принимать меня таким, какой я есть. Таня, например, очень изменилась год назад. Поняла, что меня бесполезно менять и поменялась сама. А вообще, главное, чтобы было спокойствие между двумя людьми, гармония. Чтобы никого ничего не раздражало.
«Cтрана faberlic»: Каким же образом поменялась Татьяна?
Татьяна Тотьмянина: Ну, раньше мне очень хотелось «романтики». И мы постоянно ссорились из-за этого. Теперь я поняла, что если я чего-то хочу, нужно просто сказать об этом, а не ждать, когда мужчина сам догадается.
Алексей Ягудин: Точно. И теперь перед каждыми праздниками я просто получаю от Тани cмс с ее желаниями. Вы не представляете, как это облегчает жизнь. А еще Таня согласилась жить за городом. Когда Лиза родилась, в квартире нам стало тесно, и я уговорил ее жить в доме. Моя жена — городской человек, у нее вообще раньше мечта была — жить в гостинице. А я лес люблю, тишину. Хотя и город тоже люблю с его суетой, даже пробки меня не раздражают.
«Cтрана faberlic»: Неужели вы не устаете от этой «суеты»?
Алексей Ягудин: Я думаю, что если мы и устаем от чего-то, то не оттого, что нас окружает, а от того, что происходит внутри нас. На мое настроение внешние факторы не влияют. Разве что водители, которые слишком медленно ездят. Это практически единственное, что меня раздражает. В общем, все зависит от того, как себя настроишь.
«Cтрана faberlic»: Алексей, вы, похоже, человек, не терпящий каких-либо других рамок, кроме собственных. Как же вам удалось столько лет проработать в большом спорте? Ведь спорт — это жесткая дисциплина, неукоснительное подчинение воли тренера…
Алексей Ягудин: Я человек упрямый, но я готов прислушиваться к мнению других людей. За любым серьезным успехом всегда стоит команда, даже если на пьедестале ты один. Пока я был маленьким, командой были мы с мамой, потом в моей жизни появилась Татьяна Анатольевна Тарасова. Татьяна Анатольевна — великий тренер, но даже она может сказать: «Леш, в этом я не сильна. Давай спросим у такого-то…»! Каким бы талантливым, упрямым или «самобытным» ты ни был, все равно есть люди, которые с тобой, — к ним нельзя не прислушиваться.
«Cтрана faberlic»: Да, наверное, именно в фигурном катании, как нигде важна личность тренера.
Алексей Ягудин: Верно. Вот Татьяна Анатольевна — не просто тренер от бога, она еще и психолог гениальный. Помню, не получался у меня четверной прыжок. И тогда Татьяна Анатольевна сказала: «Погоди, я тебе сейчас таблеточку дам. Это поможет». Выпил я эту таблетку, чувствую — лечу! Горы сверну, не то, что четверной прыгну. И прыгнул. Уже в конце финала подошел к Татьяне Анатольевне, говорю, «А можно мне еще?» Она: «Ты о чем?». «Ну, помните, — говорю, — вы мне таблетку давали, специальную». Она рассмеялась. Оказалось, что это был витамин С.

«Cтрана faberlic»: Ну, потом-то вы уже и без витаминки прыгали?
Алексей Ягудин: Техника была отработана, прыжок установился. Просто в самом начале нужно было помочь, дать возможность почувствовать уверенность, что вот я это могу.
«Cтрана faberlic»: А можно дурацкий вопрос? Не страшно прыгать на льду? Как вообще можно преодолеть инстинкт самосохранения?
Алексей Ягудин: Ко льду привыкаешь с детства. Но когда учишь какой-то новый сложный прыжок, естественно присутствует определённый страх.
«Cтрана faberlic»: Интересно, а как же участники «Ледникового периода»? Они ведь не фигуристы. Не профессионалы. Как они преодолевали страх?
Алексей Ягудин: У всех всё по-разному. Большинство участников, действительно, никогда до этого проекта не стояли на коньках. И «встать» на них — все равно, что научиться писать. Сначала приходится долго обводить буковки в прописях. Так и участники шоу — когда начинают, просто следуют шаблону, который предлагает тренер. И работают! Это как в любой другой профессии, которую выбираешь, — чтобы получить результат, нужно просто каждый день «выходить на лед».
«Cтрана faberlic»: А какая у «Ледникового периода» задача?
Алексей Ягудин: Дать понять людям, что в любом возрасте не поздно начать что-то для себя новое. Показать, что фигурное катание это, действительно, красивый вид спорта. И каждый номер — не просто «техника», а настоящий мини-спектакль на льду. Понятно, что профессиональный спорт сильно отличается от любительского, но когда стартовал наш проект, коньки в магазинах было не достать — раскупали в считанные дни.
«Cтрана faberlic»: Скажите, а наша школа фигурного катания по-прежнему самая сильная?
Алексей Ягудин: Школа действительно сильная, но, к сожалению, мы потеряли много выдающихся тренеров, уехавших заграницу, когда распался Союз. Последствия этого «безвременья» мы сейчас и ощущаем на результатах нашей сборной.
«Cтрана faberlic»: Говорят, еще и система оценок стала жестче…
Алексей Ягудин: Система оценивания поменялась, это правда. Считается, что нынешняя — более объективная — сейчас каждый элемент имеет свою ценность.
«Cтрана faberlic»: То есть новая система лучше, чем привычная нам «6,0»?
Алексей Ягудин: Нет идеальной системы. В любой есть свои минусы. Фигурное катание — это не легкая атлетика, где твой результат — очевиден, пробежал стометровку или не пробежал, опередил соперника на полсекунды или не опередил. В нашем спорте есть еще фактор «понравилось — не понравилось». У нас в стране, по крайней мере, все привыкли к тому, что выступления фигуристов — это еще и зрелище, эмоции, а не просто «езда» по льду, с кучей сложных элементов. Поэтому в фигурном катании очень сложно судить.
«Cтрана faberlic»: А чему вы больше уделяли внимания, готовясь к соревнованиям?
Алексей Ягудин: Банкету! Не знаю, все важно.
«Cтрана faberlic»: Существуют ли у спортсменов какие-то приметы или «магические приемы» перед соревнованиями?
Алексей Ягудин: Нет, по крайней мере я ни во что магическое не верю. Если ты сам свой зад от стула не оторвал, не выложился по полной, никакие «приемы» не помогут.
«Cтрана faberlic»: А что чувствует человек на вершине пьедестала?
Алексей Ягудин: В зависимости от соревнований. На Олимпиаде вообще ничего, там полное опустошение, так как понимаешь, что выше уже некуда. Мозг за полгода до соревнований высушен полностью. Потому что зачёркиваешь дни на календаре, потому что значимость победы настолько высока, что думаешь только об одном: если не сейчас, то может быть уже никогда. Просто сходишь с ума.
«Cтрана faberlic»: Чудовищное напряжение. Как же вы с этим справлялись? Спортсмены вообще спят перед такими решающими выступлениями?
Алексей Ягудин: Я засыпал. Но во сне видел, как я начинаю кататься и падаю. Открывал глаза, потом снова засыпал и опять тот же сон — падение!
«Cтрана faberlic»: Татьяна и Алексей, а как вы живете сейчас, когда Большой спорт уже за плечами?
Алексей Ягудин: У нас с Таней была одна профессия – фигурное катание. Но теперь у нас разные направления. Таня, например, сейчас учится на спортивного психолога, закончила курсы имиджмейкеров. На работу меня всегда она одевает, и я всегда отлично выгляжу.
«Cтрана faberlic»: А куда вы «ходите на работу»?
Алексей Ягудин: Я числюсь работником Дома Киноактера. Участвую в антрепризных спектаклях, веду кучу разных мероприятий, помимо этого — «Ледниковый период», ледовые мюзиклы, ледовые сказки. Из спорта уходят рано, дальше нужно что-то делать. Просто сидеть я не смогу, и Таня то же. Поэтому мы ищем направления, которые бы приносили столько же удовольствия, что и фигурное катание.
«Cтрана faberlic»: Вы понимаете уже, что вам больше нравится? Быть ведущим?
Алексей Ягудин: Мне очень нравится театр, кино и ведение различных мероприятий. Я получаю от этого удовольствие.
«Cтрана faberlic»: А тренерство как профессию вы не рассматривали?
Алексей Ягудин: Это очень сложная профессия. Не каждый хороший спортсмен может стать хорошим тренером. Возможно, я мог бы кого-нибудь консультировать. Но не более того.
Татьяна Тотьмянина: Чтобы быть хорошим тренером, нужно жить жизнью спортсмена.
Алексей Ягудин: Ну, и потом, хочется начать что-то практически с нуля.

«Cтрана faberlic»: Татьяна и Алексей, что бы вы пожелали нашим читателям?
Татьяна Тотьмянина, Алексей Ягудин: Всегда идти к своей цели. Работать и преодолевать все трудности. Ни один пьедестал не покоряется без жесткой борьбы. Надо ставить перед собой цель и идти к ней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *