Свадьба принца гарри

— Я об этом не задумывался. Не заметил. Сейчас я хочу Кхуши.

— Какого рожна ты планируешь и дальше с ней спать?

— Имею право, она моя жена.

— У вас сделка. На шесть месяцев.

— Я помню.

— Ты затащил ее в постель не для секса, а чтобы чувствовать ее тепло рядом. Было?

— Было. Она ухаживала за мной. Почему?

— Какая разница. Что ты вытворял сегодня утром? Ты вел себя так, как если бы она была твоя жена.

— Она моя жена.

— Ок. Как если бы она была твоя настоящая жена.

— Она сказала, что ненавидит Шьяма. Почему?

— Возможно, он решил ее бросить? Ты же ясно дал ему понять, что он должен забыть о ней и сосредоточиться на Анджали и будущем ребенке.

— Он говорил, что она – его жизнь, его безумие, его сумасшествие. Он не отступится.

-Почему ты женился на ней?

— Чтобы разлучить со Шьямом.

— ?

— Спасти брак сестры.

— Предыдущий ответ был более правдоподобен. Ты мог выслать ее из страны, мог выдать ее замуж за кого угодно, хоть за НК. Уехала бы с ним в Австралию к кенгуру. Отличная пара.

— Нет!

— Почему?

— Не могу.

— Почему?

— Я люблю ее… – прошептал я.

Я хочу, чтобы каждое утро моей жизни было таким. Я хочу каждую ночь засыпать, обнимая ее. Я хочу смотреть ей в глаза и наслаждаться ее чистыми эмоциями. Я хочу заниматься с ней любовью. Хочу ее смеха, споров с ней. Ее нежности, ее злости. Всего и только для себя. Ничего не прошло, ненависть не может удержаться, ее словно смывает с меня её случайными прикосновениями, её взглядами, улыбками. Каждый раз, когда она смотрит на меня, я забываю о том, как видел их со Шьямом, забываю ее подлые слова. Мне все сложнее и сложнее вытаскивать из памяти эту картину, чтобы снова ощутить ту всепоглощающую ненависть к ним. К ней.

Резко крутнув рычаг крана на подачу холодной воды, я чуть не вскрикнул от перепада температур. Голова прояснилась. Главный ответ озвучен – врать себе я не стану. Но вот решение так и не найдено. Что мне делать с ней? Или со своими чувствами? Как отделить предательство от любимого человека? Как превратить любовь в ненависть?

Кхуши.

Приняв душ и одевшись, я поспешила на кухню готовить завтрак. «Надо было бы спросить Арнава о самочувствии», – запоздало подумала я. Но мне совсем не хотелось встречаться с ним после утреннего инцидента. При мысли о том, в какой позе я проснулась, к щекам моментально приливала краска. В гостиной было пусто, Райзада еще не проснулись. Замешивая тесто для чапатти, я пыталась распланировать свой день, но мысли то и дело скатывались к мягким карим глазам и легкой усмешке Арнава. Тряхнув головой, чтобы отогнать не прошеные видения, я сосредоточилась на количестве ингредиентов, необходимых для приготовления еды.

Приготовив горячие лепешки, мятно-манговый чатни и отварив рис, я накрыла все полотенцем, чтобы не остыло. Захватив с собой по появившейся привычке кружку чая, я пошла в комнату Арнава.

«Сегодня надо заняться одеждой, – размышляла я. – Жаль, что Лаванья в Лондоне, она бы мне очень помогла. Эх. Придется попытаться справиться самой. Надо позвонить Нанке, может он сможет подсказать, в какой магазин мне лучше съездить».

Никогда не покупая и даже не меряя западную одежду, я ощутимо нервничала. «Спокойно, Кхуши. Тебе не обязательно приобретать что-то сегодня. Ты можешь просто померять», – старательно пыталась я унять свою неуверенность перед неизвестностью.

В комнате никого не было и я, решив не откладывать дела в долгий ящик, взяла свой мобильный телефон и набрала номер друга.

Как все-таки мне с ним повезло. Его легкий характер позволял ему моментально заводить друзей везде, где бы он не появился. Нанке не только посоветовал мне магазин, но и дал координаты девушки-консультанта, которая «поможет мне выглядеть на миллион». Под конец разговора он спросил меня, как продвигаются дела с моим обучением.

– Ну, кое-что я уже выучила. Но, думаю, ты еще многому сможешь научить меня! – весело сказала я. Даже по телефону я услышала его добрую улыбку.

– Конечно, Кхуши. Ну, мне пора бежать. Я скучаю по вам всем, – закончил беседу Нанке.

– Я тоже скучаю. До встречи послезавтра! – ответила я и отключила телефон.

Арнав.

Так и не придя ни к какому решению относительно Кхуши, я занимался своим садом. Растения требовали ухода. Регулярного полива, подкормки, пересадок. Я не подпускал слуг к цветам. Это было мое, личное. Цветы разводила моя мама, и с тех пор как я потерял ее, мне казалось, что наши души общаются через цветы. Мама… Слишком много боли, слишком… Только сестре я мог доверить заботу о цветах, когда уезжал куда-либо.

В голове складывались планы на сегодняшний день. Надо позвонить Аману, пусть пришлет файлы с образцами тканей и фурнитуры для новой коллекции. Выбор поставщиков – одно из самых ответственных решений в бизнесе в сфере моды. Качество тканей должно быть на высшем уровне, слишком легко потерять репутацию из-за недобросовестности поставщика. Моя компания предложила сотрудничество известному итальянскому дому моды «Тери», и новая коллекция будет почти полностью по эскизам дизайнера и, по совместительству, главы этого дома – Тери Свон. Если, конечно, они примут это предложение, в чем я практически не сомневался. Мои аналитики полгода трудились над этим проектом, выбирая лучшее и отсеивая ненужное. Она – не лучший дизайнер на данный момент в Италии, но самый перспективный, создающий необычные, яркие коллекции. Поэтому я приложу все усилия, включая личное убеждение, чтобы сделка состоялась.

Подходя к двери, ведущей в комнату, я услышал звонкий голосок Кхуши. Она с кем-то разговаривала, видимо, по телефону. Сделав еще шаг, я увидел улыбающуюся девушку и услышал ее последние слова. «Ну, кое-что я уже выучила. Но, думаю, ты еще многому сможешь научить меня!» – Пауза и – «Я тоже скучаю. До встречи послезавтра!».

Ненависть и ревность моментально захватили мое сознание, не оставляя место ни для единой здравой мысли. Одним броском добравшись до девушки, всю любовь к которой смыло дикой злостью, я отобрал телефон и, размахнувшись, что есть силы швырнул его об стену. Телефон разлетелся вдребезги. Кхуши стала белой, как полотно, и попятилась от меня, пока не уперлась в шкаф. Губы шевелились в попытке произнести что-то, но она не издавала ни звука.

… В дальнейшем я не раз спрашивал себя, с чего в таких безобидных словах я услышал… То, что услышал. Видимо, напряжение и не совсем хорошее физическое состояние способствовали этому взрыву. Слава ее Богине, что я сумел сдержаться и не ударить ее. Я не осознавал, но видел, видел в ее глазах, что я собираюсь сделать. Ее руки взлетели защитным жестом, прикрыв лицо. Я чувствовал волны ужаса, которые исходили от нее. Я не знаю, как я сдержал удар по ней, ударив кулаком стену возле ее лица. Она вздрогнула, опустила руки и, не мигая, смотрела на меня. В ее глазах снова была пустота. Она больше не пыталась защититься, она не плакала, просто молча смотрела мне в глаза. А я? Я смотрел на нее и видел картинки того, каким образом Шьям учит ее любви, видел, как он ласкает ее тело. Для меня это было реальностью. Может быть, я на какие-то мгновения сошел с ума?

Закрыв глаза, я досчитал до десяти. Медленно, с натугой. И еще раз. Потом разлепил заледеневшие губы и спросил:

– С кем ты разговаривала? – Слова выплевывались, будто осколки камня, с намерением ранить острыми гранями.

— С Нанке. – Безучастный ответ.

Мой резкий выдох. Или вдох? Дышал ли я, пока ждал ответа от нее? Я не помню.

– Чему он тебя учит? – Теперь я тянул слова, чтобы не сорваться на крик.

— Компьютеру и интернету. – Она отвечала как робот.

Не отрывая от нее взгляда, я достал телефон и набрал номер НК.

-О, Наннав, брат мой! – Голосом жизнерадостного идиота поздоровался кузен.

— НК, ты разговаривал сейчас с Кхуши?

— Да, а в чем дело? – Посерьезнел мой брат.

— Что она сказала тебе последнее?

-Да в чем дело? – уже взволнованно спросил НК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *