Сколько мужей у пугачевой

Евгений Болдин: «Никакая она не «живая легенда»!»

ПРЕДЫДУЩЕГО официального супруга Аллы Борисовны (третьего по счету среди законных), музыкального продюсера Евгения Болдина можно по праву считать в этой ипостаси долгожителем при «живой легенде» и рекордсменом среди всех прочих. Прежде неизменный и незаменимый директор пугачевского коллектива, а впоследствии и глава Театра песни Аллы Пугачевой, он сегодня лихо «прокатывает» по бывшему СССР мировых звезд первой величины, со многими из которых даже состоит в личной дружбе. Но не забывает и бывшую супругу. Искренне считая, что прожил вместе с ней лучшие годы своей жизни и именно с ее помощью стал тем, кем является сегодня.

Проверка с помощью бутылки

— ЕВГЕНИЙ Борисович, вы Аллу Борисовну с каких пор знаете?

— Как и у каждого советского зрителя, мое знакомство с Пугачевой началось с ее песен. Наиболее яркое впечатление от певицы и ее песен сложилось к 1975 году — после ее триумфа с «Арлекино» на фестивале «Золотой Орфей» в Болгарии. Думаю, что тогда не было ни одного равнодушного человека, который не отнесся бы с любовью и к самой песне, и к яркому явлению по имени «Алла Пугачева». Именно с того момента она и стала звездой в полном смысле этого слова. И происходило это совсем не так, как случается сегодня: показали кого-то пару раз по «ящику», а он уже на каждом углу кричит, что он — звезда. Алле Борисовне тогда нужно было по-настоящему пройти большой творческий путь, много спеть, многому учиться, хотя и до «Арлекино» у нее было много хороших песен, она была уже известна и популярна. Но именно с «Арлекино» она обрела мощное и яркое творческое лицо. Я на тот момент работал в «Союзконцерте» уполномоченным по проведению спецмероприятий — занимался гастрольным обменом между союзными республиками. Возил по стране много народных и эстрадных коллективов, работал со звездами — Левой Лещенко, Хазановым, Ротару и другими. С Аллой я познакомился уже будучи директором концертных программ «Росконцерта», куда она перешла из «Москонцерта», где накануне жутко разругалась с партийным комитетом. По договоренности с Аллой Борисовной мы тогда встретились у нее дома, она достала бутылочку водочки «Пшеничной» (0,75 л, как сейчас помню!). Под «это дело» и стали разговаривать «за жизнь». Нам тогда надо было друг друга познать, а ей — вообще понять, что я собой представляю, мне ведь предстояло быть директором всего ее большого коллектива. Я, кстати, потом уже узнал, что Алла Борисовна вообще любила проверять людей с помощью бутылки: на таких посиделках человек раскрепощается, язык развязывается и гораздо легче понять, что же он за птица такая. Разговор тогда у нас с Аллой получился, и я сразу почувствовал, что она мне безумно нравится как человек, что мы подходим друг другу. Хотя бы уже потому, что она — Овен и я — Овен. Как следует из гороскопов, у Овнов присутствует так называемое «стадное чувство», мы все любим друг друга. Я сразу почувствовал, что я ей тоже симпатичен. Мы тогда и решили, что будем работать вместе. Между прочим, по гороскопу самые лучшие производственные отношения как раз у Овнов. Я сразу перевел весь ее коллектив из тринадцати человек в «Росконцерт» — до этого он назывался «Ритм» и числился при Харьковской филармонии.

— Как ваши «производственные» отношения с Аллой Борисовной перешли в личные? Ведь Алла Борисовна, если не ошибаюсь, на момент вашего знакомства была замужем за режиссером Стефановичем…

— Она была замужем за Стефановичем, а у меня была жена Мила. Мы дружили семьями, ездили вчетвером за город на шашлыки да и вообще всегда были вместе. Но у Аллы на определенном этапе сложилась со Стефановичем конфликтная ситуация. Кстати, и у меня с женой тогда начались проблемы. Причем независимо от наших отношений с Аллой, которые на тот момент были чисто производственными, четко и правильно выстроенными. С женой я разошелся в 1979 году, а Алла со Стефановичем — в 1980-м. Причем Алле в отличие от меня пришлось пережить очень длинный и тяжелый судебный развод…

— Потому, что Стефанович хотел делить не только имущество, но и знаменитую пугачевскую квартиру на улице Горького?

— Именно так. Поэтому развод был тяжелым и неприятным, длился целых полгода. Стефанович тогда очень четко поставил имущественный вопрос. В результате суд оставил квартиру за Аллой Борисовной, а Моссовету пришлось выделить Стефановичу квартиру, чтобы он не имел претензий к любимой народом артистке. (Сейчас в той квартире Пугачевой живет ее дочь Кристина с детьми.) Одним словом, в 80-м году получилось так, что и я, и Алла остались одинокими. А наша совместная работа подразумевала общение практически 24 часа в сутки, так как все время были гастроли, где мы постоянно находились вместе на концертных площадках, на банкетах, в гостиницах, самолетах и поездах. Да и дома были вместе, и в гостях: я ведь никогда ее не покидал. Мне и с родителями Аллы постоянно приходилось общаться, и Кристине-школьнице помогать во всем, так как я должен был сделать Аллу полностью свободной для творчества. А подобные вещи очень притягивают людей друг к другу, не мудрено, что мы как-то очень органично стали предельно близки. 13 января 1980 года в поезде Харьков — Москва мы поговорили и решили, что будем жить вместе.

— И вы сразу переехали к Алле Борисовне на улицу Горького…

— Не то чтобы прямо так сразу. У меня была своя квартира на Большой Спасской, но мы и так были все время вместе. Да, был период, когда я долгое время жил на Тверской вместе с Аллой. Но что значит жил? Получалось попеременно, что и у себя жил, и у Аллы вплоть до 1987 года.

Пугачева и семья — малосовместимы

— А РАЗВЕЛИСЬ вы с Аллой Борисовной почему?

— Развелись мы в декабре 1993 года. Получалось так, что наши деловые отношения были нужны. А вот семейные… У нас их как бы и не было. Потому что Пугачева и семья — малосовместимы. Алла жила вне этого понятия — «семья», главным приоритетом в жизни для нее всегда было творчество. Поэтому семьи в общепринятом значении этого слова у нас никогда и не было, да мы ее и не создавали.

— У вас ведь и печать в паспорте появилась совсем не сразу, и к моменту официальной регистрации вы уже много лет были вместе…

— Печать появилась в 1985 году после очередного скандала с секретарем Октябрьского райкома г. Москвы товарищем Светиком. Случилось это перед очередным выездом за границу. Партийные органы вообще нам всегда и во всем очень мешали. Единственный, кто нам симпатизировал, — это КГБ в лице заместителя Андропова генерала Филиппа Денисовича Бобкова. В тот раз Светик заявил Алле, что раз у нее со мной брак не официальный, а гражданский, то нам за границу ездить вместе вообще не положено. Алла закатила жуткий скандал, гоняла его с криками по райкомовским коридорам так, что служащие разбегались и прятались по кабинетам: Алла Борисовна всегда умела воспитывать партийные органы. Вернулась оттуда злая, как черт, и говорит мне: «Все! Сейчас же идем в ЗАГС!» Мы тут же позвонили в ЗАГС, и через полчаса нас уже регистрировали. Мы даже не раздевались, прямо так в шубах и расписывались. Но официальная отметка в паспорте наложила на наши отношения негативный отпечаток. Ведь отношения либо есть, либо их нет.

— Алла Борисовна — человек очень творческий, значит, увлекающийся… Как вы переживали все ее «увлечения», тем же Кузьминым, например?

— Ну да, она — увлекающийся человек. Был у нее роман и с Кузьминым в 1986 году. Как раз на фоне этого романа мы с ней и прекратили те свои отношения, которые даже смешно называть «семейными». Я тогда окончательно вернулся в свою квартиру, но в жизни и работе у нас сохранились великолепные отношения: я как был ее самым близким другом, так им и остался до сегодняшнего дня. Я просто счастлив, что у нас хватило ума и такта сохранить то самое главное, что родилось в момент того нашего знакомства-застолья. Не было ни конфликта, ни озлобленности какой-то. Я понимал, что и мне эта семья не очень нужна (она даже где-то мешала работе), да и ей, живущей исключительно своей творческой жизнью, все это ни к чему.

— Вы часто ссорились?

— Мы практически никогда не ссорились. В это, конечно, трудно поверить, но я с полной ответственностью заявляю, что у нас попросту не получалось ссориться. Мы понимали друг друга во всем, принимали и дополняли. Мы могли, конечно, поспорить из-за чего-то, высказать свое мнение, но, чтобы вот так ссориться, как бывает во многих семьях, когда произносятся какие-то грубые слова и оскорбления, такого никогда не было. В первую очередь потому, что ссориться с Аллой — это…

— …себе же дороже!

— Да, это даже не обсуждалось!

— Зато уверен, что вам часто приходилось гасить всевозможные скандалы на стороне…

— Ну, этого было много. Что и понятно: Алла, будучи яркой и неоднозначной личностью с несгибаемым бунтарским характером, часто вступала в противоречие с официальной идеологией. Мне постоянно приходилось ходить объясняться к разным начальникам «на ковры». Ведь Алла говорила вслух со сцены то, что люди в те времена предпочитали обсуждать шепотом на кухнях. Пугачева в то время вообще являлась своеобразным символом свободы, о ней ходили легенды и даже анекдоты, а это говорит о многом!

— У вас какой анекдот про Пугачеву самый любимый?

— Думаю, что самый показательный анекдот — это тот, что про Брежнева: «Спрашивают через сто лет: «Кто такой Брежнев?» Отвечают: «Мелкий политический деятель во времена Пугачевой». Помню концерт Пугачевой в рижском Дворце спорта в день смерти вьетнамского лидера Хо Ши Мина, когда вся страна была увешана его траурными портретами. Прибалтийская публика, как известно, вообще не очень эмоциональная, и Аллу в тот день, вопреки обыкновению, принимали с некоторой прохладцей. Она не выдержала и сказала со сцены: «Я, конечно, понимаю, что у вас горе. Как же, вьетнамский товарищ Хо Ши Мин умер! Но я-то пока жива!» За эту реплику меня по прибытии в Москву, разумеется, вызвали в Министерство культуры. Не скажу, что во всех кабинетах дураки, «повернутые» на идеологии, сидели. Но для них главное было отреагировать на «сигнал», галочку поставить, что разъяснительная беседа с Пугачевой проведена. Я всегда умел сглаживать острые углы, успокаивать чиновников, которые прекрасно понимали, что в принципе-то Алла права.

— Кто из высшего руководства на дух не переносил Пугачеву и кто тормозил присвоение ей звания «Народная артистка СССР»?

— Затрудняюсь сказать, кто ее так уж на дух не переносил. Наверное, это просто была общая тенденция — никак не отмечать публично заслуг Пугачевой в стране, где ее авторитет был зачастую выше авторитета партии. Поэтому они себе никак не могли позволить официально обозначить, что Пугачева еще и «Народная артистка СССР». Финны вот когда-то хотели свой новый паром, который ходит по Балтийскому морю, назвать ее именем, даже официальное письмо нам присылали. Так нас тогда в ЦК партии вызывали, чтобы разъяснить: «Извините, мы при жизни памятников не ставим! Мы при жизни даже именами членов Политбюро корабли не называем, поэтому допустить такого не можем». Откровенно говоря, сильно нам никто не вредил, спасибо им хотя бы за это. А ведь могли и запретить, и даже посадить при большом желании. Посадили же они тогда любимца публики певца Сергея Захарова за какую-то банальную драку! Слава богу, что им в те времена хватило ума не тронуть Пугачеву.

— Вот вы говорите, что власти разрешали Пугачевой вести себя так, как она хотела. А история со скандалом в ленинградской гостинице «Прибалтийская», которая, думаю, попортила и вам, и ей немало крови?

— Разборки с «Прибалтийской» — это отдельная история. Мне тогда пришлось все это взять целиком на грудь, целых два месяца мы боролись с этой системой. Партийное руководство Ленинграда накинулось тогда на Пугачеву, решив показать ей кузькину мать.

— То есть Аллу Борисовну спровоцировали на скандал, чтобы образцово-показательно проучить зарвавшуюся звезду?

— Не то чтобы специально спровоцировали. Просто Алла Борисовна сама им невольно предоставила такую возможность, «подставилась», что называется. Хотя все мы знаем, как работали в советские времена гостиницы, как по-хамски вел себя гостиничный персонал во всех городах Советского Союза. Но все равно Алле тогда нужно было быть осторожней, нельзя было давать повода. Против Аллы Борисовны было заведено уголовное дело по факту хулиганства и оскорбления должностного лица «при исполнении». До суда дело, правда, не дошло: мы наняли тогда очень опытного и уважаемого ленинградского адвоката, инвалида Отечественной войны, и он очень сильно помог. А ведь тогда даже ТАСС каждые пятнадцать минут передавал, что Пугачева устроила хулиганство в «Прибалтийской». И продолжалась эта «антипугачевская волна» в прессе целых три дня. Мы ее переждали, а потом обратились в свою, московскую прессу, собрали пресс-конференцию. Первым шоком стало то, что «Московская правда» выступила тогда против «Ленинградской правды» в защиту А. Б. Пугачевой, что по тем временам было диким нонсенсом, когда в рамках одной партийной системы одна столичная партийная газета воюет с другой. Вторым шоком стала статья в «Аргументах и фактах» в защиту Пугачевой. Потом мы пошли по всем официальным инстанциям, дошли даже до министра юстиции СССР. И везде получили негласную поддержку: «Мы этого дела касаться не будем, действовать против вас — тоже. Но попробуйте утрясти вопрос сами». Таким образом, эта «машина уничтожения» сначала пробуксовала, а затем и остановилась совсем. Мы с гордостью тогда осознали, что что-то можем, и это была первая победа разума над советским идиотизмом.

— Расскажите как отец-основатель, как и когда возник легендарный Театр песни Аллы Пугачевой?

— В 1987 году мы получили возможность создать свой театр: было в период перестройки такое понятие «театр на эксперименте». Это позволяло нам выплачивать артистам нормальную зарплату, а не по мизерным концертным ставкам, как прежде. С нашего театра, между прочим, и начался шоу-бизнес в нашей стране в нормальном капиталистическом понимании. Мы первыми получили право использовать по своему усмотрению заработанные деньги. И Театр песни просуществовал восемь лет вплоть до 1994 года.

— Разошлись вы с Аллой Борисовной, кажется, в 1993 году. И не только юридически, но и по работе.

— Именно так. Потому что Театр песни как таковой просто перестал быть нужен. Закончилась перестройка, начался нормальный капитализм, с приходом которого всем артистам разрешили быть «свободными художниками» и официально получать не строго фиксированные советские артистические ставки, а достойные «рыночные» гонорары. Для этого уже не нужен был никакой Театр песни.

— Евгений Борисович, скажите напоследок, почему вы отказываетесь считать Аллу Пугачеву «живой легендой»?

— Потому, что «легенда» — это что-то из прошлого. А Алла Пугачева — она настоящая, сегодняшняя. Она — большая и настоящая личность. В нашей стране «личность» — это когда люди, не договариваясь друг с другом, массово признают, что тот или иной человек — особенный, что он — личность. Алла Борисовна как раз подпадает под эту категорию, в которой были Гагарин, Высоцкий, академик Сахаров. Увы, были. А Алла Борисовна, слава богу, есть!

Евгений Болдин: «Нас с Мариной свел Лещенко»

Или его с ней? «Можно сказать, я вытащила счастливый билет, имя которому — Лев Валерьянович Лещенко. Тогда я училась на пятом курсе Кубанского государственного университета, на экономическом факультете и пела в Кубанском казачьем хоре. Помню, нас пригласили в Москву на юбилейный вечер Надежды Кадышевой. А там! Закулисная жизнь, артисты, куча звезд. Лев Валерьянович тоже был приглашен. Я вместе с девчонками подбежала к нему сфотографироваться. Была, конечно, в восторге. Такая звезда! Сам Лещенко. И он на меня обратил внимание, сказал: «Не хотите ли вы попробовать себя в нашем музыкальном агентстве в качестве вокалистки?» Для него было интересно, что я не попса, а народница. Вернулась в Краснодар, ночей не спала, думала над этим предложением, родители боялись меня отпускать.

Мне тогда всего 20 лет было. Но рискнула. Приехала на прослушивание, прошла его, со мной подписали контракт, поселили в квартиру», — вспоминает Марина.

Так случилось, что Лещенко озаботился не только профессиональными успехами своей протеже, но и ее личным счастьем. Именно он сосватал ей Болдина. Причем, по признанию Марины, первая попытка не увенчалась успехом. «Лев Валерьянович такой сводник! В хорошем смысле слова. В общем, живу я в Москве, работы много, гастроли. Вдруг Лещенко приглашает меня на ужин в ресторан и говорит: «Слушай, там у меня друг еще подъедет, хороший такой, Женя Болдин». Кто такой этот Болдин? Специально про него ничего не расспрашивала, Лев Валерьянович сам рассказал. Работал, мол, с Пугачевой, продюсер, привозит на гастроли мировых звезд.

«Наша дочка могла родиться в мой день рождения, 13 апреля. Но не получилось. Решили: может, 14-го? Нет, еще не время. И так каждый день. Могла бы родиться и 15 апреля, в день рождения Аллы Борисовны, тогда с именем точно не было бы проблем…» Фото: Елена Сухова

Одним словом, познакомились мы с Евгением Борисовичем тогда шапочно. На тот момент он еще не был одинок, пришел с дамой. Честно говоря, я на него тогда внимания не обратила. Он не один, а я девушка порядочная, влезать в отношения не привыкла. Но надо знать Льва Валерьяновича. Если у него есть цель, ни перед чем не остановится. Сват в чистом виде! Все равно своего добился. Прошло лето, я уехала в Краснодар, отметила там свой день рождения и потом окончательно перебралась в Москву. Сидим как-то в студии у Лещенко, в гостинице «Пекин» на седьмом этаже. «Ой, сейчас приедет Болдин!» — Только сказал, Женя заскакивает как сумасшедший: «Ребята, извините, опоздал, так спешил, развернулся на Тверской, нарушил правила. Спасибо, что дождались!» Не зря, в общем-то, дождались. В тот вечер мы втроем пошли в ресторан на Тверской.

«Таверна» в доме для гостей Фото: Елена Сухова

Лев Валерьянович сослался на дела, оставил меня с Женей. А я уже выпила сливового вина, осмелела. Поужинали в другом ресторане, продолжили в баре, он что-то мне все рассказывал, рассказывал. Смешные истории про своих друзей из шоу-бизнеса, про западных звезд. Женя тогда занимался организацией концертов мировых знаменитостей. Например, про мою любимую Мэрайю Кэри говорил так по-свойски, будто это не суперзвезда из Америки, а соседка по лестничной площадке. В общем, я была очарована, Женя умеет произвести впечатление».

Евгений и Марина стали встречаться каждый вечер. Ездили в разные богемные места, в караоке, по друзьям. Пели-пили-веселились. «Через неделю я сказал ей: «Марин, чего ты живешь там одна, на съемной квартире?

Муж пятый: Максим Галкин

Как познакомились: познакомил Галкина с Пугачевой ее бывший (в то время настоящий) муж Филипп Киркоров. На показе мод у Юдашкина. По другим данным – на фестивале «Славянский базар». Пугачева уже знала Галкина по передачам «Кто хочет стать миллионером», а Галкин знал Пугачеву. Поэтому они поздоровались, стали друзьями, а в 2005 у них завязались серьезные отношения.

Сколько лет живут вместе: 6 лет, с 2011 года.

Так что всего у Пугачевой было 5 мужей, и конечно, каждый брак был по чистой и искренней любви.

Алла Пугачева доказала, что женщина в любом возрасте может покорять сердца мужчин. Примадонне приписывали не один десяток романов. Наверное, точное количество «любовей» Пугачевой знает только она. А мы решили сегодня уделили внимание бывшим мужьям певицы.

Первый муж — Миколас Орбакас (в браке с 1969 по 1973 год)
Со своим первым мужем Алла познакомилась в Государственном училище циркового и эстрадного искусства, куда ее взяли солисткой. Молодая 20-летняя девушка с красивым голосом и бойким характером очаровала всех присутствующих мужчин, в том числе и скромного 18-летнего Миколаса.
Однако, молодой человек был так застенчив, что Пугачева взяла инициативу в свои руки и сделала ему предложение сама. Молодожены жались в тесной коммуналке рядом с родителями Пугачевой, которые помогали молодой семье на первых порах. Через два года после свадьбы у супругов родилась дочь Кристина. Однако, по признанию самих артистов, брак не выдержал стремительного роста их карьер, и они расстались.

Второй муж- Александр Стефанович (в браке с 1976 по 1980 год)
Павел Слободкин, руководитель ансамбля «Веселые ребята», стал следующим мужчиной певицы после развода. Однако до женитьбы дело не дошли. Два таких харизматичныхе человека просто не смогли ужиться друг с другом. Поэтому через 2 года отношений пара рассталась, и вскоре певица вышла замуж за кинорежиссера Александра Стефановича.
Именно Стефанович был создателем образа Пугачевой. Он сделал из нее звезду — такую, какой мы знаем ее сегодня. Стефанович научил Пугачеву, что песня должна быть исповедью, а выступление на сцене — мини-спектаклем. Он помог певице создать уникальный сценический образ одинокой женщины и отказаться от западных стандартов. Стефанович режиссировал для нее клипы, продвигал ее в кинематографе, пытался вывести карьеру Аллы на новую ступень.
Супруги развелись после того, как Пугачева уличила мужа в измене. Он считал, что хороший брак строится на видимости счастливой жизни, а «походы налево» для мужчины — это совершенно естественно.

Третий муж- Евгений Болдин (в браке с 1985 по 1993 год)
Знакомство с Евгением Болдиным произошло в те времена, когда оба они еще были семейными людьми. Болдин работал концертным директором певицы и был очень неприметный на фоне эффектной Пугачевой.
В 1987 году между Аллой Борисовной и ее коллегой, музыкантом Владимиром Кузьминым, возник роман, о котором вскоре узнала общественность. Кузьмин стал уникален тем, что сам разорвал отношения с Пугачевой, а не наоборот. Важную роль в этом сыграли ее властный характер и, конечно же, замужество певицы. По признанию Аллы, между ними с Кузьминым вспыхнула любовь, но ее муж, Евгений, настойчиво боролся за брак. Одна, в итоге они с Болдиным расстались друзьями.

Четвертый муж- Филипп Киркоров (в браке с 1994 по 2005)
Киркоров долго и красиво ухаживал за Примадонны. Она сначала не отвечала взаимностью, но позже сдалась. Они не только расписались но и обвенчались в церкви.

Молодой певец Киркоров стал настоящей звездой благодаря Алле Борисовне, как когда-то она стала знаменитой благодаря Стефановичу. По словам друзей пары, Филипп был слишком романтичным и этим утомлял певицу. Они так и не сумели найти общий язык, несмотря на то, что оба творческие личности.
Пятый муж- Максим Галкин (в браке с 2011 года по настоящее время)
Роман Максима и Аллы пример того, как творческие отношения способны перерасти в романтические. К слову, их познакомил Филипп Киркоров на одном из фестивалей. Алле Максим сразу понравился своей непринужденностью и чувством юмора. Когда их отношения перестали быть тайной, они решили пожениться.
Разница в возрасте в 27 лет всегда порождала особый интерес общественности к этой паре. В 2013 году у супругов родилось двое детей, благодаря тому, что Пугачева когда-то прибегла к криоконсервации яйцеклеток. Сейчас супруги воспитывают детей в своем замке и, несмотря на скептическое отношение людей, они счастливы в браке.

Как сообщал портал «Знай.ua», российская певица Алла Пугачева удивила своим смелым нарядом.

«100 любовников Пугачёвой»: Глава 8. Болдинская весна

Евгений Борисович сразу понял, что они с Аллой подходят друг другу

Глава 8.

Болдинская весна

Два Овна. — Смотрины за бутылкой. — Брак по призыву партии. — Третий муж сделал Пугачевой высшую ставку. — «Снова я осталась одна!».

26 мая 1978 года директор концертных программ Росконцерта Евгений Болдин, человек светский, приятный во всех отношениях, обедал в кругу семьи. От приема вкусной и здоровой пищи хозяина квартиры на Волжском бульваре оторвал настойчивый звонок в дверь.

— Кто бы это мог быть? — поперхнулся рассольником Евгений Борисович и уставился на жену и дочь.

Алла Борисовна расписалась с БОЛДИНЫМ, чтобы без проблем ездить вместе за границу

На пороге топтался музыкальный руководитель ансамбля «Ритм» Александр Авилов. В нем тогда солировала 29-летняя Алла Пугачева, но коллективу не хватало директора. Гендиректор Росконцерта порекомендовал Авилову зайти в гастрольное бюро и выбрать там любого, кто понравится:

— Бери помоложе, который еще не очень научился воровать.

Таким Саше показался Евгений Болдин. Тот не возражал. Надо было заручиться согласием Пугачевой, и теперь Авилов примчался звать Болдина на смотрины:

— Евгений Борисыч, едем к Алле — ждет-с!

В маленькой квартирке в Вешняках с каждой рюмкой «Пшеничной» разговор становился все задушевней. Уже потом Болдин узнал, что Пугачева любила проверять людей «на вшивость» с помощью бутылки. В тот весенний вечер пьяный гость понравился хозяйке даже больше трезвого.

В начале 80-х ПУГАЧЕВА делала ставку на мелодраматизм

— Она — Овен, и я — Овен. Как следует из гороскопов, у Овнов присутствует стадное чувство. Я сразу понял, что она мне безумно нравится как человек, что мы подходим друг другу. Почувствовал, что я ей тоже симпатичен, — Евгений Борисович продемонстрировал завидную проницательность.

Показал новый директор и деловую хватку — забрал у Авилова из «Ритма» 13 музыкантов и перевел их из Харьковской филармонии в Росконцерт. Из них Пугачева создала уже по-настоящему свой ансамбль — «Рецитал». Александр поплатился за пренебрежение тусовками с сильными мира сего и конфликты с Болдиным.

— Я не очень люблю банкеты с начальством. А Болдин, наоборот, это делал с удовольствием. Он человек великосветский, очень коммуникабельный. Вот он и стал ходить с Аллой на все неформальные мероприятия. Я и не заметил, как между ними произошло сближение, — удивляется Авилов.

Человек светский, БОЛДИН и собаку выбрал из аристократов — бассета

Наверное, еще больше удивился Александр Стефанович, который в то время был официальным мужем Пугачевой.

Две семьи — Алла с Сашей и Евгений с Милой — дружили, ездили вчетвером за город на шашлыки, узбекскую дымляму, ходили друг к другу в гости. Но вскоре идиллия кончилась — начались семейно-производственные конфликты. Болдин и Мила быстро и без нервотрепки разошлись, Пугачева со Стефановичем полгода не могли поделить 4-комнатную квартиру на улице Горького. В конце концов суд оставил жилье Алле, а бывшему мужу Моссовет выделил другую квартиру.

«Сближение» Пугачевой и Болдина продолжалось, и 13 января 1980 года в купе поезда Харьков — Москва они договорились жить вместе.

— Наша совместная работа подразумевала общение практически 24 часа в сутки. Мы как-то очень органично стали предельно близки, — по-деловому объясняет Евгений Борисович. И походя вспоминает, что у него в то время параллельно был «приятный роман с очень милой девушкой».

О третьем для Аллы походе в загс разговора не было. Как чувствовали: по-признанию Болдина, их официальная регистрация в 85-м наложила на их отношения негативный характер.

— Бей, бей, бей своих, чтоб чужие боялись!

Возможно, на злосчастный штампик в паспорте и надо списать два романа Аллы «болдинского» периода — с Кузьминым и Челобановым.

Расписывались сожители не от полноты чувств, а по призыву партии. Накануне отъезда на гастроли за границу секретарь Октябрьского райкома КПСС Москвы тов. Светик заявил Пугачевой, раз ее брак с Болдиным — не официальный, то за кордон их вместе не пустят. Алла закатила страшный скандал. С гиканьем гоняла видного партийца по коридорам, по дороге шугала мелкую райкомовскую рыбешку. Вернулась домой злая, как ведьма, и с порога бросила Болдину:

— Все, надоело! Сейчас же идем в загс!

Они даже не раздевались — расписывались прямо в шубах.

Много позже Евгений Борисович не скрывал:

— Семьи в общепринятом значении этого слова у нас никогда не было. Алла жила вне этого понятия «семья», главным приоритетом для нее всегда было творчество. Нужны всегда были наши деловые отношения.

Уже в 1986 году их супружеские отношения полностью прекратились, но развелись они только в 1993-м. Постепенно сошли на нет и деловые связи.

— Закончилась перестройка, начался нормальный капитализм, с приходом которого всем артистам разрешили официально получать не строго фиксированные советские артистические ставки, а достойные «рыночные» гонорары, — подвел итог своему семейно-экономическому периоду в жизни примадонны Болдин.

Нынешняя жена БОЛДИНА — Марина младше шоумена на 33 года (снимок сделан на недавней свадьбе Дмитрия ДИБРОВА)

Был ли счастливым этот союз? Странный вопрос по обычным житейским меркам. Вместе прожили недолго, верность друг другу не хранили, ребенка не родили — Алла Борисовна забеременела от Болдина, но сделала аборт. («Был момент, когда мы думали, оставлять ребенка или нет. И решили, что такой возможности нет. Потом мы об этом очень жалели», — с горечью говорит Болдин.) Однако если вспомнить, что всегда стояло для Пугачевой на первом месте…

В 1980 году Алла — заслуженная артистка РСФСР, в 81-м — получает «Золотой микрофон» как лучшая певица года от немецкой фирмы «Динакорд», в 82-м — успешно выступает в Италии, Франции, двумя годами позже — в Швеции и Финляндии. Ее именем назван шведский паром, ей предлагают совместный проект с легендарной «ABBA», в Швеции выходит альбом «Совьет суперстар». В 1991-м певице присваивают звание народной артистки СССР… Евгений Болдин демонстрирует прекрасные способности музыкального менеджера.

Приложил руку Евгений Борисович и к другой стороне успехов супруги.

Пугачева в то время получала за выступление всего 12 рублей 75 копеек, а узкий круг избранных певцов — аж 122 с полтиной! Однажды в 1984 году Болдин зашел в Министерство культуры и случайно увидел на столе список из десяти фамилий, которым определили высший тариф оплаты труда: Магомаев, Кобзон, Зыкина, Пьеха, Ротару, Богатиков, Хиль…

Не отрекаются, любя… (Из архива журнала «Тайны звёзд»)

— Я только что был у начальника Управления музыкальных учреждений. В поданном им списке ошибочно пропущена фамилия Пугачевой! — строго сказал Болдин секретарше министра Демичева. — Он заметил ошибку и просит ее исправить.

Болдина там хорошо знали и отдали ему список. В соседнем кабинете он собственноручно впечатал фамилию Аллы Борисовны в документ.

— Сидим с Аллой в квартире на улице Горького, отмечаем. «Ты понимаешь, что произошло? Государство дает тебе возможность за один концерт заработать месячную зарплату советского человека!» — «До сих пор не верю», — отвечает Алла и чуть ли не плачет, — с гордостью вспоминает свои подвиги Болдин.

Алла развлекается в бане в компании мужа Евгения БОЛДИНА (слева), директора таллинского Дворца культуры и спорта Николая ЗИНЦОВА и поэта Ильи РЕЗНИКА

К деньгам у Евгения Борисовича всегда было трепетное отношение. В бытность директором «Ритма» суточные музыкантам Болдин обычно выдавал со скрипом, после неоднократных напоминаний Александра Авилова.

Самое поразительное, что при всех передрягах совместной жизни Пугачева и Болдин почти не ссорились. Во всяком случае, с их точки зрения.

— Мы понимали друг друга во всем, принимали и дополняли, — объясняет этот феномен Евгений Борисович. — Мы, конечно, спорили, мне доставалось. Алла, бывало, поливала меня словесными помоями. «Терпи, — говорил я себе. — Алле нужно выговориться».

После третьего развода Алла Борисовна написала песню со словами: «Крикну, а в ответ — тишина. Снова я осталась одна».

За столом — Фрида ЛИНГСТАД («ABBA»), Илья РЕЗНИК, Кристина ОРБАКАЙТЕ, Алла ПУГАЧЁВА и Бьорн УЛЬВЕУС («ABBA»). Стоят — Бенни АНДЕРССОН («ABBA») и Евгений БОЛДИН

БОЛДИН говорил, что в ПУГАЧЁВОЙ уживаются две женщины: королева и атаманша

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *