Пропавшая девочка в

«Искали труп, живую не искали»: мать пропавшей девочки из Михайловска бросила пить, чтобы вернуть ее

Альфия приняла православие год назад — после исчезновения дочки.

— Я сейчас абсолютно другой человек. До беды — это было существо, не женщина. Но я покаялась перед Господом Богом, раскаялась во всём, в чём можно было, — торопливо говорит Альфия Золотина, мама маленькой девочки Саши, которая в сентябре 2015 года бесследно исчезла из дома в Михайловске. Это единственный в Свердловской области за много лет ребёнок, которого так и не нашли — ни живым, ни мёртвым.

Сашу, на тот момент ей было полтора года, искали всем миром — волонтёры прочёсывали леса, водолазы исследовали реку, полицейские и следователи обыскивали дом, перекапывали огород.

— Искали труп, а живого-то ребёнка практически никто не искал и не ищет, — говорит сейчас мама Саши. Она и отец девочки сразу стали подозреваемыми в убийстве, но сейчас Альфия — потерпевшая, а Дмитрий — свидетель. Оба прошли полиграф, улик против них нет, но и ребёнка тоже нет.

Мы сидим с Альфией на кухне небольшой однокомнатной квартиры в пятиэтажке в Михайловске. Она согласилась встретиться, надеясь, что это поможет найти дочь.

— Сколько грязи на меня вылили, утопили в ней, но я никого не виню, — говорит женщина. — И снова согласна всё рассказать, только бы это помогло. Я поменяла свою жизнь полностью, помогите, пожалуйста, отыскать Сашеньку. Всё равно же кто-нибудь что-нибудь слышал и знает о ней.

Сюда женщина переехала около года назад со старшей дочерью, 15-летней Светой, из того самого дома, в котором потеряла Сашу. Говорит, не смогла там жить — всё напоминает о прошлом, которое она сейчас иначе как ямой не называет. В настоящем нет пьянок, нет мужа, а есть церковь и даже новое имя: Альфия, татарка по национальности и мусульманка по вероисповеданию, в прошлом году приняла православие и при крещении получила имя Александра, став тёзкой своей пропавшей дочери.

— Имя переводится как спасительница душ, людей. Маленький ребёнок спас меня, спас нас всех. Я не загадывала это имя, получилось случайно, — говорит она.

С тех пор как пропала Саша, её мама не пьёт, ходит в церковь.

Аля, как она попросила себя называть, буквально каждую минуту благодарит Бога за перемены в своей жизни, цитирует Евангелие, крестится. И видно, что это не напоказ, хотя и кажется, что как-то фанатично, чересчур, но к концу нашей встречи я подумаю, что, наверное, только так и можно примириться с прошлым, какое оно есть у этой женщины. Она постоянно возвращается в тот день, 29 сентября 2015 года.

— Муж пригласил друга, мы обмывали приставку, пока они были в мастерской во дворе, я взяла ребёночка и пошла отдыхать домой, захотела спать. Просыпаюсь от стука, старшая дочь пришла с кружка, спрашивает: «Мама, где Саша?» Я говорю: «Я не знаю, давай посмотрим у папы», мы пошли к Диме, там нет, начали искать во дворе, возле бани, возле реки, давай стучаться к соседям, помощи просить. Это было в течение полутора часов, потом только позвонили в полицию от соседей.

Полиция приехала только через 2 часа, я в пьяненьком виде, какое отношение к такой женщине, как я? Отрицательное. Сразу «Где ребёнок, куда дела?» И так на протяжении двух недель — «сознавайся, где ребёнок, куда дела, где ребёнок, куда дела?» Нас не слушали, я говорю: ну проверяйте меня на детекторе, сама предложила. Я не знаю, где ребёнок. Нас они не слушали, первым делом-то понятно, что родители всегда подозреваемые, мы тем более были пьяненькие, мало ли — продали, украли, убили нечаянно или что-то там, следствие запутываем.

Пить я, конечно, пила, курила, сквернословила, небрежно, может, за ребёнком следила. Но я была в яме, в жизни ничего не понимала. И так я поняла свой путь, поняла, что Господь Бог меня коснулся этой бедой, Сашенькой меня к себе призвал. Я поняла, что никто ни в чём не виноват, кто взял или не взял ребёнка, может, она сама вышла.

Фото 1 октября 2015 года, маленькую Сашу искали сотни человек.

— Как муж отнёсся к этим переменам?

— Нас с ним пригласили в программу «Мужское и женское», звали помочь вытащить из беды, а получилось наоборот — очень много грязи вылили. После программы позвонила женщина Наталья, предложила: приходите в храм, так добро-добро поговорила. Я начала потихоньку в храм ходить, молилась. Потом приняли крещение — и всё, я теперь там, а мой муж не выдержал церковной этой жизни, это ведь очень тяжело — меняться. 15 лет прожили, двое детей, но в этот дом я приехала уже одна, он меня бросил, уехал к своей новой супруге. Много всего было, вытащила дочь из детского дома.

— Как она там оказалась?

— Когда эта беда произошла, нас поставили на учёт как неблагополучных, потому что мы нигде не работали, ничем не занимались, хотя на самом деле и работали, и хозяйством занимались, дочь прекрасно училась. Но раз такое дело — надо, наверное, «им спины свои прикрыть», меры приняли, поставили на учёт, дали нам статус неблагополучной семьи, социально опасной. 30 сентября её уже увезли. Сколько было проверок у меня, приезжало постоянно ПДН, смотрели, как мы живём, чисто ли, есть ли продукты. Это был ад. Я сумела с Божьей помощью доказать, что у меня всё нормально, исправляюсь, нас сняли с учёта.

31 декабря я Свету забрала. Все думали, что я пьющая, совсем опущенная, что я не смогу подняться из ямы, что не смогу забрать её оттуда. На неё кричали, она мне рассказывала со слезами: «Мама, мне здесь не дают спать», телефон не давали ей, общаться не давали.

Свете сейчас 15 лет, она заканчивает 8-й класс.

— Сашу сейчас кто-то ещё ищет?

— Они продолжали искать до зимы, а сейчас я ничего не знаю, правоохранители со мной не сотрудничают, я с ними тоже не общаюсь. Почему? Я приехала однажды и услышала не очень хороший разговор о себе. Они меня не заметили, думали, что я ушла, а я сидела ревела и всё услышала, больше я туда обращаться не хочу. Говорили «нафиг она нужна», «пошла она». Никто не заинтересован нашу девочку искать, ищут только на бумаге.

— Как вы чувствуете — жива дочь?

— Жива, 100 процентов. Мы с мужем уверены. Только эта щеколда нас очень смущает, я точно помню, в 3 часа дня Светочка поехала на кружок, я выглянула — щеколда захлопнулась, у нас дверь, когда захлопывается, щеколда сама закрывается, верёвка была на месте. А когда дочь моя вернулась, верёвка на щеколде была уже оторвана, она дёрнула и почувствовала это. Это было около 6 часов.

Как проводилось следствие, от меня скрыто с первого дня. Говорили: «А, ей по фигу, она алкашка, даже не плачет». И сейчас некоторые люди так говорят — «она даже не плачет». Откуда вы знаете, как я себя веду? Я, может, целую ночь реву, на коленках стою. Правильно, не буду же я ходить по Михайловску и реветь, истерику поднимать. То, что я из такой грязи выкарабкиваюсь, — это уже чудо. Какая я была и какая сейчас — это два разных человека.

Но ворота в тот день были закрыты, я своими глазами видела, что они были закрыты, я была уверена, что мой ребёнок никуда не денется. Папа дома, я дома. Да, мы, родители, виноваты, что она пропала, но сейчас-то можно помочь, можно найти, я уверена, пока она не сильно изменилась.

— Какой вы Сашу помните?

— Она очень живая, характер, как у меня, активная, чересчур даже, гиперактивная. Светочка-то, как папа, спокойная, тихая, а у Саши характер боевой, вся живая была. Умная была, понимающая.

Из дома Альфии мы поехали в храм Михаила Архангела — она захотела познакомить нас с настоятелем отцом Алексием.

— Вы бы хотели родить ещё детей? — спрашиваю по дороге.

— Ну да, конечно, да. Если бы муж православный христианин был — то да, а сейчас пока муж не исправляется. Но пока не от кого, пока у меня старшая дочь и маленькая не нашлась.

Храм Михаила Архангела — совсем небольшой, рядом — приход, в котором Алю все знают.

— Александра пришла практически сразу после трагедии, которая произошла с потерей дочери, — говорит отец Алексий. — И эта трагедия, скажем так, открыла ей путь к вере в Бога, и с тех пор она активно участвует в приходской жизни. Жизнь её, конечно, сильно поменялась в лучшую сторону после этого, мы все живем ожиданием, что какая-то ясность появится, дочь как-то найдётся.

Если ребёнок, даст Бог, найдётся, он вернётся не в ту жизнь, которая была, он вернётся уже совершенно к другой матери, которая уже в другом духовном облике.

А после храма уже мы попросили Альфию съездить к старому дому, где всё произошло полтора года назад. Дом принадлежит мужу, но живёт ли он там сейчас, она не знает.

— Я чувствую, что она живая, кто это сделал — случайно или специально — уже неважно, мы виноваты, я виновата, — переключается она опять на Сашу. — Искать у меня возможности её не было с самого начала, потому что другая рутина началась — не до поисков ребёнка. У меня не было ни возможности, ни связей, ни денег, ни знакомых — все бросили, ополчились. И сейчас у меня нет возможности.

— А как бы вы искали…

— У меня нет возможности!

— А как бы вы искали, если бы была возможность?

— Сначала бы в деревне, наверное, по детдомам, по родственникам моих любимых уже врагов — кто бездетный, кто мечтал о детях, кто интересовался моим ребёнком, кому понравилась она когда-то. Но первый круг — это Самосуды (так местные называют микрорайон, где жили Золотины. — Прим. ред.), я бы проверила полностью: круг общения их, родственников и связи. А там уже детдома и всё остальное.

Альфия показывает ту самую верёвку, которая была оборвана в день пропажи Саши.

На двери дома висит замок, ключей, говорит Альфия, у неё нет. Дыры в заборе, через которую, как ещё тогда говорили родители, Саша могла уйти со двора, тоже уже нет — заколотили. Неожиданно с другой стороны дома появляется мужчина — это Дмитрий, муж.

— Ты приехал? — удивлённо спрашивает Альфия.

— Я в огороде ковыряюсь.

— С женой приехал?

— Тебе какое дело.

Дмитрий уверен, что их дочь украли.

— Ну расскажи, как всё было в тот день, пожалуйста, Дима?

— Украли, — уверенно отвечает он. — Верёвка на воротах открывается, их на себя подтягиваешь, потом открываешь, а тут видно, сразу рванули, она тяжело так открывается, и верёвку оторвали, через эти ворота зашли и там через боковые через огород вышли.

Ко мне в тот день друг один приходил на работу, постучал, я вышел, а когда возвращался, думаю — что такое, верёвка оторвана, ворота приоткрыты были немного — бегом, видимо, пробежали быстренько и всё. Я как-то внимания не обратил, тем более под этим делом был, ворота закрыл и пошёл обратно в подсобное помещение.

— А кто мог украсть, зачем? — спрашиваю.

— Мне как бы сказали, что каким-то богатеям надо стало, даже примерно сказали, где её искать, в каком направлении. Красноуфимск якобы. Сказали: «Если будешь дёргаться, то и тебя закопают просто и всё».

— В полицию об этом сообщали?

— А это бесполезно, я считаю, это через полицию и сделано всё. Моё, если честно, мнение, что полиция тут тоже привязана. Так бы они всё равно нашли, а так они списали, будто бы в реке утонула — самое простое и самое лёгкое.

— Будете пытаться её найти сами?

— Пытаться найти — это уходить в лес, в лесу жить и выходить тогда только резать людей, что ли? Это только вот так, больше никак. Мне зачем это? Если сказали: «будешь дёргаться — тебя тоже закопают».

— Ты живешь своей жизнью, а я своей, — вмешивается в разговор Альфия. — Я же не знаю, кто тебе что сказал, твою информацию. Я уж не знаю, Дима, ты говоришь громкие слова тоже, думай о том, что говоришь.

— А мне бояться нечего. На всё воля Божья. Я верю только в то, что всё тайное становится явным. Скоро произойдёт чудо. Надо верить просто и всё.

Им обоим остаётся только верить в чудо — сами искать Сашу они не будут: «нет возможности, нет денег, нет связей».

Комната, где стояла кроватка Саши (рядом с креслом).

После публикации материала пресс-служба СУ СКР по Свердловской области попросила добавить информацию о ходе расследования уголовного дела, которое было возбуждено сразу после исчезновения Саши Золотиной:

— Уголовное дело о безвестном исчезновении девочки было возбуждено в сентябре 2015 года и находится в производстве территориального следственного отдела СК России. В ходе расследования был произведен комплекс мероприятий, направленных на установление местонахождения девочки и обстоятельств ее исчезновения. Но, к сожалению, следственные мероприятия и оперативные поисковые мероприятия к обнаружению ребенка не привели. Тем не менее в настоящее время продолжаются оперативные поисковые мероприятия по обнаружению девочки, несмотря на то, что следственные действия приостановлены.

В качестве одной из версий рассматривалась версия несчастного случая — что девочка утонула в реке Уфа, напомнили следователи. Также рассматривались версии о похищении и убийстве, но они не нашли подтверждения.

— Были проведены молекулярно-генетические экспертизы, использовался полиграф, задействовалась современная криминалистическая техника, биллинг — выяснялось, какие абоненты находились в момент исчезновения ребенка в близлежащем секторе, но они не принесли желаемого результата, — резюмировали в следственном комитете.

V1

1 марта в городе Камышине (Волгоградская область) пропала 11-летняя Аня Выпрецкая. Девочка вышла из дома и направилась к школе, но на уроках так и не появилась. Родители забеспокоились, когда она не вернулась вечером. Они обзвонили Аниных друзей, прочесали окрестности, но так и не нашли дочь. Тогда супружеская пара решила обратиться в полицию. Сегодня, 5 марта, школьница наконец нашлась. Об этом сообщили в пресс-службе главного управления МВД России по региону. Ребенка обнаружили сотрудники сводного отряда в ходе поквартирного обхода в одном из жилых домов. За ходом поисков следил V1.ru.

V1

Аня пропала примерно в 7:40 1 марта. Дорога от школы до дома занимает меньше десяти минут. Семья живет через дом от учебного заведения, поэтому родные предположили, что девочку увезли на машине. Версию побега сразу отмели. Аня — послушная девочка, спортсменка и отличница. Причин бежать из дома у нее не было. Оперативники не исключали похищение с целью выкупа. Родители девочки — успешные бизнесмены. По городу ходили слухи, что похититель потребовал за ребенка пять миллионов рублей, но они не подтвердились.
Первая зацепка по делу появилась 3 марта. Аня связалась с родными и рассказала, что ее держит мужчина. По словам девочки, он не разрешал долго говорить. Круг подозреваемых сузился. Сестра Ани Елена предположила, кто может быть похитителем.

— Аня была в слезах и успела сказать лишь, что ее держит мужчина. Судя по тому, что она не кричала на всю улицу, он был ей знаком. Тем более, что с посторонним человеком она не могла сесть в машину и куда-то уехать. Она сказала, что ее исчезновение каким-то образом связано со мной. Сотрудники правоохранительных органов пробивают моих знакомых мужчин. Возможно, отца моего ребенка.

Vk.com

По словам девушки, у него есть мотивы. Пара давно в ссоре, и из-за нерешенного конфликта он мог пойти на отчаянный поступок в желании отомстить Елене. Никаких требований похититель не выдвигал.

— Наверное, это был предупреждающий звонок. Нужно ждать второго или третьего — возможно, будут требования. Или чтобы меня спровоцировать. Естественно, я некоторым знакомым написала, в том числе отцу моего ребенка и бывшему молодому человеку.

V1

Но больше звонков не было. Стало известно, что девочка звонила родным в районе Бородинского торгового центра, туда направились волонтеры. Но Аню не нашли. Координатор волонтерского штаба Елена Леденцова рассказала о ходе поисков:
— Ночью таксисты и просто неравнодушные водители колесили по частному сектору и осматривали места, которые вызывали у них подозрения. В штаб, который мы развернули в актовом зале школы № 8, идут и студенты, и молодые женщины, и пожилые люди. Сегодня с утра зарегистрировался уже 71 человек. Все хотят помочь в поисках: кто-то несет канцелярские товары для печати ориентировок, кто-то забирает «точку» и едет искать Аню. Возможно, девочка напугана поднявшимся в городе шумом и именно поэтому боится объявиться. С утра мы написали в социальных сетях: «Аня, не бойся вернуться домой. Мы тебя ждем и любим».

V1

К пешим волонтерам присоединилась кавалерия. Они обошли все заброшенные и подозрительные здания. На подмогу выехали волгоградцы. Поисками девочки занимались все сотрудники местной полиции, но Аню никак не могли найти. Полицейские предположили, что она могла уехать из города, но на вокзале ее не видели и билетов на имя девочки никто не покупал. В отчаянии родители опубликовали в соцсети пост с обещанием выполнить любые требования:
— Мы, родители Ани, доведены до отчаяния и готовы на все условия передачи ребенка. Мы 3 ночи не спим, не едим, рыдаем. Пожалуйста, услышьте нас. Мы будем молиться за вас и нашего ребенка. Мы порядочная семья, мы свое слово сдержим.
Сегодня девочку наконец нашли, об этом искавшие ребенка волонтеры написали в соцсети:
— Нашли!!! Стоп поиск. Спасибо всем огромное за поиски! Анечка найдена. Она жива и здорова.

Vk.com

Информацию подтвердили в пресс-службу МВД:
— 11-летний ребенок найден живым. Сотрудники сводного отряда нашли девочку в одном из жилых домов.
Выяснилось, что похитил девочку бывший работник магазина, которым руководят родители похищенной девочки. С ребенком он до инцидента знаком не был.

Мужчина подкараулил девочку, когда она шла в школу. Он представился сотрудником полиции и заявил школьнице, что она задержана. После этого мужчина привел ребенка в свою квартиру, где держал четыре дня, пока не был обнаружен.

Девочку нашли во время поквартирного обхода. Когда мужчина увидел в коридоре полицейских, он попытался закрыть дверь. Однако правоохранители заметили девочку в квартире.

>Десять историй о пропавших детях

Похищения: правда и вымыслы

– Насколько часто на улицах Москвы появляются дяди, которые предлагают посмотреть котенка, а потом уводят ребенка?

Подполковник полиции Дмитрий Пичугин. Фото: мвд.рф

– В Москве уже много лет не было маньяка-педофила. Но это не означает, что ребенка можно спокойно отпускать гулять по улицам – кругом машины и прочие опасности. И, конечно, надо понимать, что в Москве особая ситуация – у нас много видеокамер, более дисциплинированные родители… Но у педофилов с развитием технологий появились новые возможности, кроме традиционных «девочка, хочешь посмотреть котенка».

История №1. В 2014 году был случай, когда мальчика увел чужой дядя. Этому предшествовала их переписка в социальной сети – дядя предлагал подарить мальчику планшет, они встретились у школы и поехали вместе за планшетом – хорошо, что мальчик вовремя почувствовал опасность, убежал и остался жив и невредим.

Но ребенка может увести и знакомый.

История №2. В 2015 году домработница похитила ребенка из семьи, где она работала. Она посчитала, что родители недоплатили ей за ее услуги. Десятилетний мальчик шел в школу с другом, она окликнула его и сказала: мама с папой говорили, чтобы ты в школу сегодня не ходил, мы поедем с тобой по другим делам. И он, конечно, радостно пошел с ней, потом мы долго его искали, нашли в Московской области.

И я считаю, что отчасти в этом есть и вина родителей. Я понимаю, что ребенок хочет ходить в школу сам – но почему мы только вечером узнали о том, что он туда не пришел? Почему родители не условились с ребенком, что каждый раз, когда он доходит до школы, он им звонит? Почему не договорились с учителем, что если их сын по какой-то причине в школу не идет, родители всегда сообщают об этом классному руководителю, а если вдруг в какой-то день они не позвонили и ребенок не пришел, классный руководитель сообщает им?

– Есть такой жанр – городские страшилки. Одна из историй, которая кочует в устном московском фольклоре уже не первый год – о том, как какие-то родители сдали ребенка в игровую комнату торгового центра, а вернули им его через два месяца и с одной почкой. Вы знаете все о московских пропавших детях – было ли это в реальности? И бывает ли вообще что-нибудь подобное?

– Такого никогда не было! Я вам больше скажу: в Москве не было ни одного случая кражи ребенка на органы. Все без вести пропавшие, кого мы так или иначе нашли, никак с этим связаны не были. Кроме того, ни одного не похитили инопланетяне и ни один не ушел в параллельное измерение. Вы смеетесь, а в интернете пишут о том, что тех, кого не нашли, забрали на другую планету. Обычно все гораздо прозаичнее.

– А как появляются такие страшилки?

– История №3. Года два назад звонит на 102 мама в полной истерике: у нее только что на черной машине похитили ребенка. Мы приезжаем, выясняем. Мама гуляла с дочкой на детской площадке, они пошли домой, и когда уже почти дошли до дома, мама встретила подругу, остановилась и начала с ней разговаривать. В ходе разговора она поняла, что забыла про ребенка. Повернулась – а ребенка нет, она только увидела, как за угол завернула большая черная машина, даже номер не успела рассмотреть.

Мы сразу отправили группы по подъездам их дома. Заходят наши ребята не в их, а в соседний подъезд, а там стоит девочка и рыдает. «Ты кто?» – «Я потерялась». Оказывается, пока мама болтала с подругой, девочка сама пошла домой, но подошла не к своему подъезду, а к соседнему – перепутала. Кто-то как раз заходил и впустил ее. И она смотрит – подъезд не ее, мамы нет, до кнопки не дотягивается, стоит и рыдает. Вот вам и пожалуйста: похитили ребенка на черной машине.

– В действительности такого не бывает?

– Чтобы педофил похитил незнакомого ребенка на машине – нет.

История №4. Три с лишним года назад похитили двух сестер Шутовых – затолкали в машину на глазах у свидетелей, весь город в ужасе. В полицию обратились бабушка с дедушкой. Пробиваем номер машины похитителей – оказывается, что это машина их папы. Бабушка и дедушка отобрали внучек у родителей, не давали им видеться, вот родители и выкрали собственных детей.

Заявители думают, что если они скажут «похитили», мы будем быстрее работать, и скрывают плохие отношения с родственниками, потому что считают, что мы махнем рукой и даже не станем искать. Нам все равно, какие отношения – мы обязаны искать, и все. Но если были проблемы с родственниками – отцом, матерью, бабушкой, дедушкой ребенка, – надо обязательно нам об этом говорить.

– Много ли похищений детей, организованных родственниками?

– Из 1600 детей, пропавших в Москве за год, большая часть – бегунки, а из оставшихся примерно 300 – это дети, которых делят родители, то есть процентов 20. Но уголовный розыск занимается поиском без вести пропавших или похищенных, и если вы понимаете, что ребенок у вашего (бывшего) супруга или супруги, это проблема из области гражданско-правовых отношений, и ей занимаются суд и судебные приставы. В законе четко написано: оба родителя, в том числе разведенные, имеют равные права по содержанию и воспитанию ребенка. Поэтому я не могу прийти к папе, отобрать у него ребенка и отвести его к маме. Для решения таких проблем нужно идти в суд.

Иногда они уходят

– Давайте поговорим о бегунках, раз это главная причина детских пропаж.

– Чаще всего это происходит либо в неполных семьях, либо там, где есть проблемы между мамой и папой. Это может произойти и в богатой, и в бедной семье, где ребенок предоставлен сам себе или вообще никому не нужен. Другой вариант – гиперопека, это редкий случай, но тоже бывает. И всегда в этом виноваты родители – не сумели сохранить доверительные отношения с ребенком, не смогли договориться, пережимали с наказаниями…

История №5. Два года назад пропал двенадцатилетний мальчик – ушел утром в школу и не дошел. Полиция, естественно, узнала об этом только вечером. Мальчик жил вдвоем с мамой, родители в разводе. Мы приезжаем и осматриваем квартиру, находим его дневник, в нем заголовок: «Строительство космодрома». Дальше – список: бандитские маски с глазами, макеты пистолетов, другой список: «Петя запасает шоколад, консервы, я – деньги».

На улице ночь, мы поднимаем классного руководителя, спрашиваем – что за Петя? Да, есть мальчик Петя, они дружат. Привозят к нам Петю. Петя рассказывает, что его друг предложил строить космодром в Московской области, все расписал, распределил, кто и что готовит к строительству. А бандитские маски – потому что денег не хватит, придется грабить банк. Петя в последний момент испугался и не пошел, и тогда наш герой сказал: я пойду один, и ушел.

В дневнике мальчик написал, что это будет Одинцово, мы послали туда группы, волонтеры уже начали прочесывать местность, но тут, слава Богу, позвонил незнакомый мужчина и спросил: «Тут живет такой-то?» Оказывается, он поздно вечером ехал по селу, увидел, что идет незнакомый ребенок с рюкзаком. Спросил его – ты, мол, куда? А тот говорит: да я недалеко, космодром надо строить. Мужчина ответил: здорово, но давай ты сначала зайдешь, поешь, а потом дальше пойдешь. Мальчик обрадовался: спасибо, я как раз голодный, – зашел к нему, поел и тут же отрубился – он, оказывается, все это время шел пешком. Мужчина нашел в дневнике его домашний телефон и позвонил маме – хорошо, оказался порядочный человек…

– И в чем тут виноваты родители?

– В том, что, если бы папа жил с ним, мальчик бы поехал строить космодром с папой, а если бы мама иногда заглядывала в его дневник, то она бы знала о его планах.

– Нехорошо читать чужой дневник.

– Вы делаете это не из любопытства, а в целях их безопасности.

– Вы говорите о сохранении доверия, и о том, что надо читать его дневник. Какое тут может быть доверие?

– Так пусть он не знает, что вы читаете дневник! Но вы поймите: просто так дети обычно из дома не уходят. Если они это делают, значит, у них была серьезная причина.

История №6. Зимой, два года назад, полицию подняли по тревоге: в Северном Чертаново из квартиры пропали две сестры: одной семь лет, второй четыре. Поставили на уши всю Москву: полицию, волонтеров, МЧС, всех, кого можно. Ситуация такая: вечером папа с мачехой выпили, спали долго, проснулись и не нашли детей. Обратились в полицию часа в 2-3, мы ищем, время уже 6 или 7 вечера – детей нет.

Мы работаем с папой. Папа нам говорит: «Их, наверное, похитила бывшая мама из Орла». В Орле послали группу к маме, она в шоке, ничего не знает. Разговариваем с мачехой. У мачехи одно ухо надорвано, на одной щеке шрам, на другой синяк – живого места нет. «Бьет?» – «Нет». – «Бьет?» – «Нет». Наконец созналась. «Детей бил?» – «Бил». Мы начинаем понимать, что дети не просто так исчезли. Смотрим камеры – они из дома не выходили.

Мы в ужасе, второй раз тщательно осматриваем квартиру с экспертом, крови, слава Богу, не находим. И часов в 11 вечера мобильный экипаж наконец докладывает: «Взяли!» Привозят девочек – замерзших, трясущихся, и они нам говорят: «Решили уйти, потому что он нас бил». А камера их «не увидела», потому что они вышли через черный ход. «Как он вас бил?» – «Ремнем с пряжкой».

Стоят с пакетиком, в пакете кока-кола и печенье. «Нас, говорят, остановила тетенька, спросила – девочки, что вы тут одни вечером ходите? Мы ей сказали: мы из дома ушли. Она говорит: ой, бедненькие, вы, наверное, хотите кушать! Купила нам кока-колу с печеньем. И дяденька остановил, спросил – куда идете? Мы, говорим, из дома ушли, он говорит: ой-ой-ой, и дал сто рублей». Вот какие все добрые, никому не пришло в голову наряд вызвать, но спасибо и на этом.

– И что было с этими девочками дальше?

– Мы вызвали бабушку, она набросилась на их папу с кулаками – не отдам ему их! – но что было потом, я не знаю, это не работа уголовного розыска, дальше подключаются органы опеки. Я могу искать ребенка от 5 минут до 15 лет – и такие случаи были, и когда я его нахожу, я с ним общаюсь 15 минут. Когда я ищу, я погружаюсь в его жизнь, пытаюсь понять, почему он пропал, но после того как я его нахожу, я больше ничего о нем не знаю.

– Не одобряемая родителями любовь или друзья – частый случай?

– Да, конечно. Если вы видите, что у ребенка любовь, вы должны не запрещать, а вместе с ним искать выход из положения. Это, правда, чаще происходит после 18 лет в богатых и национальных семьях, потому что родители хотят, чтобы ребенок встречался с кем-то из своего круга. Иногда причина – нежелание родителей искать компромиссы.

История №7. В 2014 году мы искали 16-летнего пропавшего мальчика. Неполная семья, папа в Израиле. Папа ребенка не растил, допустил, что он ушел из дома, но когда ребенок пропал, он жаловался на то, как плохо уголовный розыск выполняет свою работу. Мама мальчика сказала честно: да, у нас был конфликт на почве игры на компьютере, он не вылезал из этих танчиков, в конце концов я ему запретила играть, отключила сеть, и он ушел из дома.

Пропал он перед Новым годом. Мне очень помогали волонтеры – мы прочесывали все, что можно, и нашли его в первых числах мая. Пропал он в Строгино, а нашел я его в километре от МКАДа, в чистом поле. Опознали мы его по чеку онлайн-оплаты игры в танчики, который был у него в кармане, а в другом кармане лежали сильнодействующие снотворные таблетки. Можно же было договориться с ребенком?

– Когда вы говорили о бегунках, вы неоднократно сказали: «мать вышла за водкой», «мать с отчимом вечером выпили». Водка часто встречается в историях про детей, убежавших из дома?

– Да, конечно – большинство семей, откуда убегают дети, из группы риска, социально неблагополучные. Но от этого никто не застрахован. То же самое происходит в богатых семьях, и у звезд, и у интеллигенции, и у олигархов.

– Есть ли признаки того, что ребенок готовится к побегу?

– Если вы видите, что ребенок становится замкнутым, ведет себя необычно, у него резко изменилось поведение, не оставляйте это без внимания. Это может быть что угодно – проблемы, о которых вы не знаете, или, например, наркотики. Поэтому либо сами разговаривайте с ним, либо предоставьте это психологу, причем вы должны идти с ним к психологу вместе, а не вести его, это важно. Объясните ему, что вы переживаете, потому что вам кажется, что в последнее время у вас с ним изменились отношения. Не «ты больной, тебя лечить надо», а «давай вместе разберемся, я волнуюсь».

– Как часто дети, которых вы возвращаете домой, убегают во второй, третий и так далее раз?

– Больше семидесяти процентов. То есть мы их ищем, находим, возвращаем, а через неделю, месяц, полгода ищем снова.

История №8. У меня был один мальчик – убегал 28 раз, причем в последний раз сделал это «красиво»: взял у папы из сейфа 5 миллионов, положил в рюкзачок и ушел. Смотрим – все дети в районе ездят на новеньких мопедах: «А нам он подарил!» В итоге папа сам его поймал, схватив за этот рюкзак, там осталось уже 2,5 миллиона.

– Вы говорили о том, что дети без причины из дома почти никогда не убегают, и те истории, которые вы рассказываете, это подтверждают. То есть возвращение домой для них вовсе не хеппи-энд…

– В любом случае мы обязаны найти ребенка и вернуть его тем, кто несет за него ответственность. Кроме того, оказываясь на улице, ребенок подвергается риску: во-первых, он может стать жертвой несчастного случая, во-вторых, жертвой преступника – «бесхозный», да еще и в течение долгого времени ребенок привлекает к себе внимание. В-третьих, он может быть вовлечен в преступление и, в-четвертых, может сам совершить преступление, потому что ему нужны еда и деньги.

Да, иногда в этом кабинете найденные дети мне говорят: «я все равно убегу», «я его зарежу», «я повешусь». По закону ребенок имеет право написать в полиции заявление, что он отказывается возвращаться домой. В таком случае он помещается в специализированное учреждение. Такое редко, но бывает – несколько раз в год дети уговаривают меня отдать их в детский дом, потому что они не хотят домой. Я передаю их в управление по делам несовершеннолетних.

История №9. У меня есть девочка из детского дома, ей семнадцать с половиной лет. До 18 она обязана жить в детском доме. Но она – модель, выше меня, красавица – лицо, фигура… Она убежала, я ее нашел, и там, куда она приехала, ее привезли на «Мазератти». И вот она меня спрашивает: «И что, куда вы меня теперь повезете?» Я говорю: «В детский дом». Она стоит, улыбается, смотрит на меня сверху и спрашивает: «А я что там буду делать в детском доме, Дмитрий Владимирович? Да я прямо сейчас убегу. Зачем вы на меня будете тратить силы и государственные средства?» И действительно, какой смысл ей там быть? Но мы провели с ней беседу, и до своего совершеннолетия она поводов для беспокойства нам не давала, но, кстати, даже после долгожданного ее дня рождения мы нередко созванивались.

– Часто можно услышать, что раньше на улицах было спокойнее, можно было отпускать детей одних, а сейчас… Как вы думаете, возросло ли количество преступлений в отношении детей по сравнению с советскими временами?

– По-моему, нет. Но у детей появилось больше соблазнов.

История №10. Один взрослый мужчина склонял детей через интернет совершать приключения – будем, говорит, грабить банки, и собрал шестерых детей. Ему это было очень выгодно: во-первых, детям за это ничего не будет, потому что они несовершеннолетние, а во-вторых, на них никто не обратит внимания. Мы их всех вовремя поймали – мальчик, который не в первый раз убежал из дома, рассказал все нам, мы поехали на место сбора и взяли этого мужчину.

Источник: 26.мвд.рф

Если вдруг

– Что делать, если ребенок пропал?

– Чем быстрее вы подадите заявление, тем нам будет проще его найти – записи с камер на поверхности, ребенок ушел недалеко от дома, у свидетелей свежи воспоминания и так далее. А если это случилось только что, то и собака возьмет след. Поэтому незамедлительно обращайтесь в полицию: звоните по 112, 102.

Если нам сообщают, что кто-то в Москве отказывается принять заявление, мы очень жестко реагируем, вплоть до увольнения, потому что когда пропал человек, особенно ребенок, дорога каждая минута. У вас обязаны принять заявление в любом отделении полиции, независимо от места проживания и исчезновения, без всяких документов (другое дело, что процесс будет двигаться быстрее, если заявление подано по месту исчезновения или жительства).

Заявление может подать любой человек (соседка, няня, дедушка), не только близкий родственник пропавшего. Только вы должны будете объяснить, почему вы разыскиваете этого человека, потому что причины бывают очень разные, вплоть до того, что приходят коллекторы и заявляют, что пропал без вести такой-то.

Фото: Sputnik / Максим Блинов

– Какие волшебные слова надо знать на случай, если в полиции откажутся принять заявление («погуляет и придет»)?

– Нужны не слова, а действия. Если вы говорите сотрудникам, что они обязаны принять заявление, а они все равно отказываются, набираете экстренный 112 и описываете ситуацию. В отделении всегда висит телефон для жалоб – можно набрать его, и сообщаете по одному из этих телефонов, что вы находитесь в отделе таком-то, и дежурный такой-то отказывается принять заявление о розыске. Кстати, заявление можно подать по интернету: заходите на сайт 77.мвд.рф и там будет раздел для заявлений и жалоб. Вы можете даже просто позвонить в 112, к вам приедет домой наряд и примет заявление дома.

К приезду полиции подготовьте самую свежую фотографию пропавшего. Хорошо бы вспомнить, во что он был одет. И еще одно: ни в коем случае и никогда не ходите к экстрасенсу – колоссальная трата сил, времени и денег, и это ничем не поможет. А вот обращаться к волонтерам за помощью можно, но написав предварительно заявление в отделении внутренних дел: без этого они вам помогать не будут. И самое главное: обращаясь в полицию, будьте с нами честными.

Обычно, когда родители приходят подавать заявление, они рассказывают, что у них с ребенком была такая любовь, и они совершенно не понимают, почему он пропал. А потом, когда мы ребенка находим, выясняется, что не все так гладко. Например, один папа сделал в ванной стеклянную дверь, чтобы смотреть, как моется 17-летняя дочь… Когда вы врете, что у вас с ребенком все было отлично, это страшно, потому что это означает, что ребенок не убежал из дома, а с ним что-то случилось. Если родители честно говорят, что дочь ушла от нас, потому что мы не разрешали ей встречаться с Петей, то у меня уже сразу сужается круг поиска, я знаю, что убийства и похищения нет, и я ищу среди друзей и окружения.

– Есть какие-нибудь рекомендации по поводу того, что следует сделать каждому родителю на всякий случай?

– Выучите наизусть все его основные приметы: цвет волос, глаз, шрамы, родинки, татуировки. Еще один совет: телефон ребенка должен быть обязательно оформлен на родителя – не на вашу компанию, не на него, не на бабушку, а на вас, чтобы, если что, можно было мгновенно получить детализацию: когда, куда, откуда звонил.

Это касается не только детей, но и пожилых, психически больных людей: телефон должен быть оформлен на вас. Если телефон оформлен на вашу бабушку с Альцгеймером, то детализацию в случае чего я получу только через суд. Кстати, на пожилом человеке в идеале должен быть несъемный браслет, где указаны его имя, фамилия и контакты родственников, или, если у вас маленький ребенок или бабушка-дедушка, у которых проблемы с памятью, положите им в карманы одежды записки с теми же данными, это работает, когда они куда-нибудь уходят. Помните, пожалуйста, что их безопасность – в ваших руках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *