Кортнев и Амина зарипова

Алексей Кортнев – и швец, и жнец, и на дуде игрец. Многие его знают по спектаклю «День радио» и одноименному фильму, а также по лентам «День выборов» и «О чем говорят мужчины». Кроме того, Алексей снялся в десятке сериалов и сыграл несколько ролей в театре. Озвучил аудиокнигу, превратившись в Остапа Бендера. В перерывах между съемками артист переводит тексты мюзиклов, пишет либретто, да еще как-то успевает воспитывать пятерых детей.

Алексей свой главный проект, группу «Несчастный случай», не относит к особо популярным. Как он сам говорил в одном из интервью, музыка «НС» популярна в определенных, не слишком широких кругах. Но зато музыканты группы могут позволить себе роскошь играть такую музыку, которая им нравится. Все потому, что «НС» изначально – некоммерческий проект. У всех участников группы есть иные источники дохода.

– Мы к популярности стремимся, конечно. Но вопрос, когда ты ради этого устремления какие-то предпринимаешь усилия. Мы пишем ту музыку, которая нам интересна, которую сами слушаем. Она не может быть популярна во всем мире. Не может быть популярна, к примеру, в нерусскоязычном мире, потому что там своих музыкантов и композиторов до фига и больше. Единственное, чем мы можем взять, так это задушевным текстом, подачей, — так Кортнев формулирует свое отношение к всемирной славе.

Группа «Несчастный случай» за 28 лет своего существования исполнила более трех сотен песен.

Музыкант – большой папа. У Алексея пятеро детей: четыре сына и дочка, рожденные от трех женщин. С нынешней супругой, спортсменкой Аминой Зариповой, Алексей вместе уже 12 лет. Хороший родитель в понимании Кортнева – разный родитель. Ведь дети – они тоже разные.

— Вот со своим старшим сыночком я сейчас вожусь очень сильно, ругаюсь и понимаю, что я где-то недопомог ему, и мы имеем проблемы в результате, — говорит Алексей об Артемии, первенце.

Артист признается, что был не очень хорошим отцом тогда, когда родился Артемий. Ведь Кортневу тогда было всего 22 года.

— Я стараюсь с детьми проводить все свободное время. Они очень разные. С Сенькой (третий сын) мы обнимаемся очень бурно, а вот Афонька (младший) он недотрога. Ему не нравится, когда его тискают. Он всегда дистанцируется, — продолжает артист. — Бывает, я кричу на детей. Один раз даже дал 8-летнему Арсению по попе. Не со зла, конечно. У нас воспитанные дети, хотя, конечно, носятся, вопят. Ну а для чего, если не для их игр, надо было строить огромный дом и рожать детей?

Единственная дочь Алексея Кортнева — Аксинья

Считается, что вокруг известных личностей всегда много женщин. Мол, популярность, она на представительниц прекрасного пола действует как магнит. Но Алексей на этот счет придерживается иного мнения.

— Ко мне женщины не очень-то легко подходят. У меня жена очень ревнивая. И она всякие попытки контакта пресекает достаточно быстро и жестко. И у меня уже известность глубоко женатого мужчины, обремененного пятью детьми. И, поверьте, очень мало желающих вешаться на шею человеку, с которым просто априори дальше не получится.

Хотя на страничке Алексея в Фейсбуке есть записи, говорящие об обратном: мол, Алексей – настоящий мужчина мечты.

С Аминой Зариповой Алексей счастлив уже 12 лет

Во многих интервью Алексей честно признавался, что без ума от спорта. Чем артист только не занимается: волейбол, сквош, горные лыжи, бег.

— Я часто испытываю приступы настоящего счастья, когда лечу на лыжах, — рассказывал Алексей. – Это чувство может настигнуть и на волейбольной площадке, и на поле для гольфа.

Как считает музыкант, дело тут не только в победах, а все-таки еще и в химии: что-то впрыскивается в кровь, когда правильно напрягаешь мышцы, совершаешь идеально правильно движение. При этом Алексей утверждает, что никогда не будет делать слишком рискованных вещей.

— Лыжи – да, это экстремально, но я хорошо катаюсь и делаю это всю жизнь. Способен оценивать опасность, когда встаю на горные лыжи. И если надо скакать между камнями и деревьями, то специально надеваю такой панцирь, который пробить невозможно почти. Травма, которую я получил во время участия в «Ледниковом периоде», была, скажем так, оправдана. Все-таки я в 40 лет первый раз стал на коньки. Это было некоторое сумасшествие. Поверьте, я ни в чем себя не ограничиваю, но когда меня зовут прыгать с парашютом, я отказываюсь, потому что не умею и не хочу так рисковать.

Лыжи — штука экстремальная, но этот риск Алексей считает оправданным и просчитанным

47 лет – это далеко не старость, скорее, зрелость. Сам виновник торжества считает, что к 40 годам мужчина только достигает состояния созидателя. Из завоевателя превращается в хранителя.

— Пока эти химические изменения во мне не произошли, я был более ветреным, менее верным и домовитым. Мне хотелось свободы, возможности в любой момент сорваться, уехать. Сейчас я к этому не стремлюсь. Но моей заслуги здесь нет, просто возраст такой наступил, — говорит музыкант о своем взрослении и возмужании.

О будущем Алексей говорит с присущим ему юмором.

— Когда у моей дочери появятся кавалеры, я уже буду таким старым маразматиком, мне будет 60. И вряд ли я буду либеральным и толерантным человеком, так как разница с ее женихами будет очень большой. И поэтому я не буду им старшим товарищем, а скорее брюзжащим старичком. Но я не загадываю — это еще в столь далекой перспективе!

Разве скажешь, что на фото — 46-летний мужчина?

Журнал «Телепрограмма» побывал в гостях у фронтмена группы «Несчастный случай».

В середине ноября на телеканале «Че» стартовала программа «Доброе дело». Проект рассказывает о героях, спасших человеческие жизни. Ведущим программы стал Алексей Кортнев.

— Алексей, какой сюжет о спасении перепахал вас больше всего?

— Как ни печально, запомнилась история, которая закончилась трагически. Это произошло в Нижнем Новгороде. Молодой парень по имени Павел спас двоих детей: они стояли на автобусной остановке в то время, когда на них вылетел автомобиль, водитель потерял управление. Паша успел оттолкнуть мальчика, тот лишь от падения получил незначительные царапины. Спас он и девочку, закрыв ее своим телом, и — погиб. Парню было 20 с небольшим лет. Сейчас на том месте установлен памятник ему.

«Кропотливость приносит мне удовлетворение»

— Кто вы: сова или жаворонок?

— Жаворонок. Но мне это совершенно не мешает. Ночных выступлений теперь практически нет, эта традиция ушла в небытие, в связи с кризисом корпоративов стало очень мало. Было отвратительно, когда приходилось выступать ночью в каких-нибудь казино. Люди играли в рулетку, мы чувствовали себя никому не нужными, я от этого сильно страдал. Может быть, из-за моих страданий все и накрылось? (Улыбается.) Сейчас самый поздний концерт у нас заканчивается в полночь. После этого я еду домой, ложусь спать, а на следующий день встаю в 7 утра и — прекрасно жизнедеятельствую дальше.

— А когда вы пишете песни?

— Утром, днем, в пробках, сидя за рулем. Вечером гораздо меньше. Вечер — время разбрасывать камни, а вот собирать их лучше с утра. Утром у меня голова работает гораздо лучше. А вечером ты, так сказать, предъявляешь лишь то, что сделано утром.

— Вы когда-нибудь жалели, что у вас нет профессионального образования: актерского, режиссерского?..

— Больше всего я жалею об отсутствии музыкального образования. Если бы я умел играть на рояле, мог правильно гармонизовать музыку, конечно, было бы комфортнее работать. Очень многие идеи, проходя через призму восприятия даже очень близких мне людей, все равно преломляются и искажаются. И не до конца соответствуют тому, что я изначально хотел.

— Почему не учитесь?

— Мы с коллегами нашли настолько эффективную форму сотрудничества, что я не хочу ее разрушать. К тому же с появлением качественных диктофонов работать вообще стало чрезвычайно удобно. То, что тебе приходит в голову, ты записываешь тут же, не вылезая из машины. И через несколько секунд набросок мелодии уже лежит на столе у композитора. Такие наработанные связи меня, в общем, удовлетворяют.

— Вы, музыканты «Несчастного случая», по-прежнему делите все доходы от концертов на равные части?

— Да, сверх того я получаю лишь авторские отчисления. Они не такие большие, но это все равно достаточно много. Я довольно активно работаю вне группы, часто выступаю один. Концерты с «Несчастным случаем» приносят хорошие деньги, но они не основные в моем бюджете.

Покой семьи Кортневых охраняет абруццкая овчарка Яся. Купить ее посоветовала актриса Виктория Исакова

— В октябре 2016-го вам исполнится 50 лет. Уже запланировали праздничные мероприятия?

— Получилось очень забавно… В ноябре 2013 года, когда мы отмечали 30-летие группы в «Крокус Сити Холле», наш замечательный директор Андрюша Воронцов забронировал один из дней в сентябре 2016 года. Такое практикуется: потом можно продать свой день раз в 10 дороже. Ведь 2013-м, когда рубль не брякнулся, расценки были совершенно другие. Но мы его не отдаем… Что будем делать? Пока даже не начинали думать. Понятно, что это будет какой-то концерт с гостями. Глупо же на такой большой сцене просто поставить стул и микрофон. Хотя можно и так поступить, будет забавно. Но я думаю, что мы организуем большое шоу. Точно знаю только одно: на этот раз я не буду заниматься написанием сценария и режиссурой. Это будет все-таки мой день рождения! Свяжусь со своим чудесным другом, блистательным режиссером подобных массовых зрелищ. Он-то все и сделает (улыбается).

— Как-то вы очень метко сказали: «Кризис среднего возраста — это физиология. Мужчина-захватчик просто обнаруживает, что пропало желание». Вы через этот период уже прошли?

— Это не совсем моя мысль, я ее читал у самых разных умных людей… Кризис я прошел. Поскольку прожить я собираюсь 80 лет, то несложно вычислить: средний возраст у меня был как раз в 40. В это время меняется жизненная парадигма, вектор, то, к чему ты стремишься. До 40 лет ты живешь экстенсивно, пытаешься постичь как можно больше (и по мне это очень хорошо видно): играть в театре, сниматься в кино, рекламе… Нахапать, так сказать. Потом, когда повзрослеешь, тебя больше привлекает интенсивность. Стараешься собрать то, что тебе уже принадлежит. И взрастить из семян, которые разбрасывал, сад. Конечно, ты можешь до самой смерти разбрасывать семена. Но если их не поливать, не ограждать, не окучивать, в результате появятся сорняки. Если что-то и вырастет, то будет чахлым. А хочется красоты, покоя и уверенности в себе. Поэтому мне сейчас гораздо важнее сочинить одну песню за год, но такую, в которой я отвечаю за каждое слово, за каждый вздох. Когда мне было 16 лет, я писал по 20 — 30 песен в год, от них почти ничего не осталось. Это — труха. Сейчас я трачу гораздо больше сил, и эта кропотливость приносит мне гораздо больше удовлетворения, чем «полетность».

— Вы — коренной москвич, в отличие от многих «понаехавших» и «понаостававшихся» артистов. Столичная прописка была для вас серьезным бонусом?

— Конечно, какой-то гандикап таким образом я получил. Не надо было тратить силы и деньги на выживание. Я вырос в большой 3-комнатной квартире. Когда мне исполнилось 18 лет, мы совершили частично родственный обмен с бабушкой, и я начал жить в маленькой, но отдельной 2-комнатной квартире.

«Дома без шикарных концертов не обходится»

— До того как построить свой дом в Подмосковье, вы жили с семьей в коттедже у коллеги — Сергея Белоголовцева. Насколько готовы впускать других в свой дом, в свою крепость?

— У нас регулярно собираются огромные компании. В основном это, конечно, друзья и действительно близкие знакомые. Однако на Новый год, например, или на мой день рождения собираются не только друзья, друзья друзей, но и люди, которых я вообще вижу первый раз в жизни. Празднуем широко, обязательно придумываем какую-нибудь развлекательную программу. В этом году будет «Песня года». В прошлом организовали «Фонтан «Дружба народов». В позапрошлом была «Олимпиада в Ямищево», мы несли факел через всю деревню. Ямищево — не обычный коттеджный поселок, а настоящая патриархальная деревня. Народ высыпал на улицу, за нами шли все местные бабушки и дедушки, многие бежали, передавали факел друг другу. Было ужасно весело! А Серега Белоголовцев в мегафон комментировал происходящее.

— Вы выросли в поющей семье. А как к музыке относится ваша нынешняя семья?

— Мы с огромным удовольствием поем. Когда едем куда-то в машине, заводим детские песни. Слава богу, сейчас появилось большое количество хороших детских песен — тех, что звучат в «Смешариках», «Фиксиках». Ирка Богушевская (первая супруга Алексея Кортнева. — Авт.) спродюсировала два альбома «Детских площадок», там звучат роскошные композиции. Детки, да и я тоже, знаем все их наизусть. Дома, когда собираются друзья, также без шикарных концертов не обходится. У нас есть клавиши, несколько гитар, регулярно приезжает аккордеон.

— Имена четырех из пяти ваших детей начинаются на букву «А»: Артемий, Арсений, Афанасий, Аксинья…

— С Никитой лишь не сложилось. Так получилось, что в тот момент, когда он родился, мы с его мамой Леной Ланской были в очень напряженных отношениях. Потому имя она выбрала сама. Сейчас, вернувшись к дружбе, покою и миру, мы осознали, что у имени Никита существует древнеславянская, древнерусская форма — Аникита, от которой происходит прозвище Аника-воин, фамилия Аникин… Поэтому, получается, у Никиты имя тоже начинается на «А».

Семья, у которой к букве «А» особое отношение. Слева направо: Афанасий, Амина, Арсений, Алексей и Аксинья.

— Почему все-таки «А»?

— Просто прикольно (смеется).

— Чем сейчас занимаются ваши дети?

— Никита учится на факультете IT-технологий в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики. Артемий профессионально занимается промышленной фотографией. Мотается по стране, фотографирует коллекции одежды, автомобили, подъемные краны. Огромный и чрезвычайно творческий раздел: не каждый сможет красиво запечатлеть, как клубничка падает в сливки, для обложки какого-нибудь журнала о вкусной еде. Чтобы сделать такой кадр, уходят сутки. Кропотливейшая работа! Арсений активно учится в школе и занимается гольфом. В данный момент находится на сборах в Испании и машет клюшками. Афанасий тоже учится и сочиняет всякие сумасшедшие рассказы. Он очень забавный. А Аське всего четыре с половиной, она пока ходит в детский садик.

«Мама — властный человек. Амина на нее похожа»

— Расписавшись с Аминой, вы заявили, что умудрились жениться на женщине, которая занята значительно больше вас. И это по-прежнему так?

— У моей супруги, тренера по художественной гимнастике, следующим летом Олимпиада в Рио. Туда едет ее воспитанница Рита Мамун, Амина занимается исключительно ей. Сейчас — сборы в Израиле, потом в Нижнем Новгороде… И оттуда жена вернется лишь 30 декабря.

— Не возникает желания стукнуть по столу и крикнуть: «Пора тебе, жена, дома сидеть и детей воспитывать!»?

— Мы об этом регулярно говорим. Я на самом деле очень скучаю по Аминке. Да и она скучает — по мне, по детям. Даже, думаю, в большей степени, чем я. Она хочет быть с ними как можно больше и дольше, но сейчас было бы непростительной оплошностью прервать тренерскую карьеру в ее наивысшей точке. Вернее, не достигнув наивысшей точки. Амина должна пройти через Олимпиаду, выиграть там или проиграть — неизвестно, но участвовать. После этого, думаю, интенсивность Аминкиных занятий на какое-то время снизится. В частности, потому, что Маргарита уйдет из спорта: это будет ее первая и, очевидно, последняя Олимпиада. Следующих претенденток у Муси нет, а если и появятся, то через много лет. То есть на следующую после Рио Олимпиаду мы точно не попадаем. А это ведь — смотрите! — пауза на целых восемь лет. А пока мы видимся не чаще двух раз в неделю. И с приближением Олимпиады будем встречаться все реже. За пару месяцев до соревнований они и вовсе уедут в Южную Америку.

— Вы называете супругу Мусей. А как она вас?

— Киней. Почему? Я на этот счет проводил целое исследование. Дело в том, что Амину так в детстве звала Ирина Александровна Винер. И уже спустя долгие годы Муся перенесла это имя на меня. Семья Ирины Александровны хоть и узбекская, но еврейская. Киня — это, скорее всего, уменьшительно-упрощенное от «киндер», что на идише значит «малыш». Никаких других источников имени Киня я найти так и не смог.

— Вы женились на Амине только после того, как она сделала вам предложение. А иначе так до сих пор бы и тянули с супружеством?

— Когда я встретил Амину, то сразу понял, что это как раз тот человек, на котором хочу жениться, с кем стремлюсь строить дом, рожать детей. Она довольно быстро разбила мою корку «одинокого волка».

— При этом ваша мама говорила, что Амина — не вашего круга, она ж спортсменка… Вы вообще часто идете наперекор мнению мамы?

— Мама — очень властный человек, и я действительно редко с ней спорю. По большому счету, против родительской воли я пошел лишь однажды — когда ушел из университета. В ситуации с Аминой никакого сопротивления не было. Мои родители мгновенно ее полюбили — сразу после того, как чуть-чуть узнали, пообщались два-три раза. И — все, больше вопросов не было.

— Амина похожа на вашу маму?

— Очень! Аминка тоже властный человек. Иначе не была бы старшим тренером нашей национальной сборной по художественной гимнастике. Жена — человек железной воли. Да и в семье Амина любит покомандовать. «Все будет по-моему, — говорит. — Ты молчи, ничего не понимаешь». При этом у нас с ней глубоко любовные отношения, поэтому все ее командные потуги воспринимаются мной с улыбкой.

Именно благодаря Амине мы наконец-то начали копить деньги. Честно говоря, я до сих пор не могу понять, куда раньше уходила большая часть моих гонораров. Гитары не покупал, у меня есть штуки четыре, больше не нужно. Выпивка? Да, но я всегда зарабатывал гораздо больше, чем можно пропить. Куда девались бабки?! Наверное, на поездки, путешествия. С давних пор люблю ездить в дальнюю даль и кататься там на лыжах. Время от времени, даже чаще, чем нужно, покупал машины, дорогущее и с тех пор никому не нужное пейнтбольное снаряжение последней модели. Все это были игрушки, на них и уходили деньги.

— Уже знаете, куда в ближайшее время поедете кататься на лыжах?

— В этом году я уже был в Аргентине — в Ушуае, что на Огненной земле. Получил там международный сертификат инструктора по горным лыжам и страшно этим горжусь! Теперь могу обучать других. На майские праздники отправимся всей семьей в Альпы. Ну а в зимние каникулы мы решили поиграть с сыном в гольф — поедем вместе на соревнования, будем его сопровождать.

— Как-то ваша супруга сказала, что «в семье всегда должен быть свежий ребенок».

— Ну, наверное, «всегда» не получится. Хотя после Олимпиады мы обязательно вернемся к этому вопросу!

«Доброе дело»
Понедельник — четверг/16.00, телеканал «Че»

Личное дело:

Алексей Кортнев родился 12 октября 1966 года. В 1983 году поступил на механико-математический факультет МГУ, с которого в 1987-м был отчислен. Вместе с Валдисом Пельшем создал группу «Несчастный случай». В 1990 году стал одним из авторов передачи «Оба-на!». Работал в рекламном бизнесе копирайтером, автор российских слоганов брендов Pepsi, Wrigley, M&M’s. Стоял у истоков программы «Золотой граммофон» на «Русском радио». Перевел на русский мюзиклы «Кошки», «Иствикские ведьмы», «Mamma Mia!», «Красавица и Чудовище». Автор и исполнитель песен, звучащих в спектаклях и фильмах «Квартета И». Первая жена — певица Ирина Богушевская (в браке родился сын Артемий). Вторая жена — актриса Юлия Рутберг. В браке с гимнасткой Аминой Зариповой появились на свет сыновья Арсений и Афанасий, а также дочь Аксинья. Есть сын Никита от отношений с актрисой Еленой Ланской.

Фото: Максим СУДОРГИН

Биография

Амина Зарипова была рождена в г. Чирчик в 1976 г. В спорт девочка попала относительно поздно, когда ей было десять лет.

В 1986 году юная Амина с мамой выехали в г. Ташкент прогуляться по магазинам, в этот момент ее заметил тренер и посоветовал привести Амину на тренировку. Изначально Амина стала заниматься под наставлением Нина Каплан. Именно она смогла разглядеть в ребенке врожденную пластичность, растяжку и артистизм.

В юном возрасте Амина хотела уйти из спорта и стать обычной девочкой с подружками и развлечениями, ее пугали атмосфера постоянной изнурительной работы. В 1988 году Амине предложили перейти из обычной школы в спортивную, в этот момент смена коллектива и обстановки испугали девочку, однако благодаря поддержке родителей юная гимнастка смогла пересилить свои страхи, переступить в спортивную школу и начать тренироваться в режиме повышенной сложности.

После распада Советского Союза Зарипова перебирается в РФ, затем она продолжает занятия на базе УТЦ Новогорск у знаменитого тренера Ирины Александровны Винер.

Тренер

Следующий период в жизни гимнастки ознаменовался новыми победами в спорте, только не самой Амины, а ее учениц. По завершению карьеры гимнастки Зарипова не спешила уходить из спорта и поставила себе цель стать хорошим тренером.

С 1999 года некоторое время Амина работала со сборной Греции по гимнастике, однако надолго остаться там не смогла.В скором времени Амина возвращается на Родину, и в 2002 году получает в РФ высшее образование. После чего Винер приглашает ее в тренерский состав Центра Олимпийской подготовки. В воспитанницы к Зариповой попадает Яна Луконина, перспективная и успешная гимнастка. Вместе они переходят для тренировок в Новогорск. Луконина зарабатывают золото на ЧМ, после чего объявляет об уходе из спорта.

В этот момент судьба знакомит Зарипову с Маргаритой Мамун. Тринадцатилетняя гимнастка запала в душу Амине не только хорошими природными данными, но и интеллигентным воспитанием и покладистым характером.

Тандем Зарипова-Мамун прозвучал в 2016 году, когдах Мамун стала победительницей на Олимпийских Играх в Рио 2016.

Несмотря на то, что Мамун считалась перспективной гимнасткой, достаточных результатов для тренировок в Новогорске она изначально не показывала, однако Ирина Винер разрешила тренеру с ученицей продолжать тренировки на базе.

Первая громкая совместная победа произошла благодаря случайности. На Кубок мира в Канаду не смогли прилететь две ведущие Российские спортсменки и Винер дала добро на выход на чемпионат Маргарите Мамун. В индивидуальном зачете с мячом Мамун получает третье место. Именно это призовое место позволило Мамун продолжить путь к Олимпиаде.

На весь мир тандем Зарипова-Мамун прозвучал в 2016 году, когда неожиданно для всех Мамун стала победительницей на Олимпийских Играх 2016.

Рекомендуем к прочтению: Как найти хорошего тренера для занятий художественной гимнастикой?

Алексей Кортнев и Амина Зарипова: «Наш дом спасли дети»

Несколько лет назад музыкант Алексей Кортнев и его жена, гимнастка Амина Зарипова, построили дом. «Никогда не думал, что это может так сильно повлиять на образ жизни. Теперь, если стоит выбор: пойти на тусовку, пусть даже очень интересную, или провести день на даче с семьей, — выберу последнее. Семья давно стала для меня важнее публичных успехов и признаний», — рассказал Алексей, пригласив в гости.

Нас встретил белоснежный щенок редкой породы ма­рем­ма-абруццкая овчарка по имени Яся. Он вилял хвостом и требовал, чтобы с ним поиграли. Конечно, разговор начался с обсуждения этого невероятно обаятельного создания.

Алексей: Яся — будущая овчарка! Прелесть этой породы в том, что они идеальные сторожа. Им достаточно один раз представить человека и сказать, что это друг, — они навсегда запоминают запах, и гостю ничто не грозит. Незнакомцев собака и на порог не пустит.

Амина: Мы, вообще-то, и против дворняжки ничего не имели. Когда переехали в этот дом, подарили Сеньке на день рождения обычного щенка. Кормили его, поили, от смерти спасли, когда он чумкой заболел, а весной, откликнувшись на зов природы, он убежал. Это стало жуткой трагедией для детей. И я в социальной сети написала: посоветуйте породу — хорошего охранника с доброй душой. Нам столько всего насоветовали, что мы окончательно запутались. И тут звонит актриса Вика Исакова и говорит: «Амин, у меня тоже пока нет собаки, но я знаю одну невероятную породу — это абруццкая овчарка. Это лучшее, что только может быть. Огромная, детей обожает, замечательный сторож». Я прошерстила Интернет, выбрала десяток питомников, взяла с собой Лешу и Афоню, и мы поехали выбирать щенка.

В нашей семье инициатор всех перемен — я, потому что в бытовом плане Леше вообще ничего не нужно, кроме одной тихой комнаты, где он мог бы писать песни. Когда десять лет назад мы поднакопили каких-то денег и размышляли, куда бы их вложить, я предложила купить кусок земли в ближнем Подмосковье. В плане инвестиций это сулило выгоду, и к тому же в то время у нас родился старший сын, а своей квартиры еще не было. Никаких грандиозных планов я не строила, потому что накоплений хватало исключительно на землю. Леша на мою инициативу отреагировал с прохладцей: «Пожалуйста, выбирай что хочешь».

Я объездила чуть ли не все Подмосковье, пересмотрела уйму коттеджных поселков, и этот участок площадью 15 соток был уже последним. Он оказался еще и самым маленьким и непрезентабельным, но зато продавался по смехотворной цене. Меня смутило то, что он находится на отшибе, в самом конце деревни, да к тому же в низине. Но наш хороший знакомый, который помогал выбирать, сказал: «Ребята, не будьте идиотами, это настоящая деревня, милая, аутентичная, каких в Подмосковье практически не осталось. До города рукой подать, а цену просят невысокую». Аргументы железные. Единственное но: чтобы приподнять участок, потребовалась бы сотня грузовиков с землей, а следовательно, серьезные материальные затраты.

Алексей: И тут нам сказочно повезло. Поскольку рядом проходит стройка дублера Минского шоссе, по окрестностям мечутся КамАЗы, набитые землей, которую попросту некуда девать! Высыплешь не там — оштрафуют. В общем, на наше предложение: «А сваливайте-ка ее к нам на участок» шоферы ответили ликованием.

Амина: Киня (так Амина называет мужа. — Прим. «ТН») приехал сюда первый раз накануне покупки. Увидев луг, поросший одуванчиками и лопухами, он сказал: «Нравится — покупай. Но что ты будешь с этим делать?» Я уверенно отвечаю: «Как что? Будем строиться». — «Не надо, это головная боль». — «Тогда считай это вложением денег, продадим через несколько лет», — гну я свое. В то время я не представляла, что мы сможем жить в деревне. И изводила друзей, которые перебрались жить за город, вопросами: «А как вы по пробкам мотаетесь? Не устаете?» Но все же где-то в глубине души медленно, но верно зрело желание владеть своим кусочком земли.

Перелом в сознании наступил, когда родился Сенька и наши друзья — Сережа Белоголовцев и его жена Наташа — сказали: «Хватит мотыляться по съемным квартирам, живите у нас сколько хотите». И мы поселились на цокольном этаже их новенького загородного дома. Мне запали в душу слова Наташи про то, что Сережка первое время тоже не был в восторге от дачной размеренной жизни, ворчал и грозился дачу продать, а потом так втянулся, что теперь неохотно выезжает в город. И я решила, что, может быть, это сработает и в нашей семье.

То, что стройка окажется на мне, не пугало. Была уверена, что справлюсь за пару лет, были бы деньги. У нас ушло на это семь лет, и даже сегодня мы не можем сказать, что строительство завершено.

— Интересно, когда вы обсуждали проект нового дома, каким его видели?

Алексей: С самого начала мы решили, что у нас будет бревенчатый дом, но только не в боярском стиле. Никакой резьбы по дубу, завитушечек, коньков на крыше. Честно говоря, идею мы собезьянничали у Макса Леонидова. В пригороде Петербурга у него невероятно уютный одноэтажный дом в стиле шале. Надо сказать, что у Макса еще и очень большой ухоженный участок, но нам до этого пока далеко. Правда, в доме Макса лестниц нет принципиально, он панически боится высоты. А нам второй этаж необходим — и детям лазать интересно, и помещений больше.

Амина: Ввязавшись в стройку, я не знала, с какой стороны подступиться, все делала по наитию. Конечно же, не обошлось без косяков. Наш первый прораб, Женя, взяв за основу проект финского дома, «немного» ошибся с размерами.

Когда я увидела, что залитый фундамент занял вообще весь участок, не оставив места даже для парковки машины, пришла в ужас. Звоню мужу: «Боже, во что мы впряглись?!»

Алексей: Фундамент — это же не кусок ткани: испортили — можно выбросить. Пришлось взять в аренду дополнительную территорию. Местный земельный орган выделил нам лишние сотки на 49 лет. Смешная вышла история, когда на Валдае рубили лес для нашего будущего дома. Рабочие, оценив масштабность заказа, решили, что это для церкви. Но услышав, что будет всего один этаж, заявили: «А-а, значит, строят конюшню».

— Строительство загородного дома — импровизация хозяев. Как вы определяли количество комнат, их расположение? Не возникали ли на этом этапе ссоры и споры?

Алексей: Собственно говоря, дом выглядит так, как мы и задумывали. Наши взгляды с Аминой во многом схожи. Мы практически вообще не спорили. Если бы она сказала, что не хочет в доме видеть мой кабинет, я не возражал бы. Но она такое сказать не может. Мы сразу определились, что поделим жилую зону на крылья — детское и родительское, предполагая, что это будут суверенные «государства», жители которых не станут беспокоить друг друга. Но в результате все ходят туда, куда хотят, и спят там, где заблагорассудится. Например, имея в доме свою собственную комнату (в городской квартире мальчишки живут в одной), младший сын вечером тащит свой надувной матрас в комнату к старшему и засыпает рядом с его кроватью, на полу.

Амина: Когда начиналась стройка, я была беременна вторым ребенком, о третьем мы еще не думали. Но тем не менее детских спален запланировали три. Между ними — игровая. А в ней Лешино гениальное изобретение — «потайная» комната, в которую можно пробраться только по стене, цепляясь за ухваты для скалолазания. Понятно, что вход взрослым туда заказан.

— Странно, что в доме нет камина. Это же так романтично — сидеть в кресле и смотреть на огонь…

Алексей: Слава Богу, что мы так его и не построили. Стоял бы вечно незажженным и никому не нужным. Мы посчитали, во сколько он обойдется и сколько раз в году будет зажжен (в лучшем случае на Новый год и 8 Марта), и отказались от затеи. К тому же все, с кем мы советовались, говорили одно: «Ну его на фиг, сгорите еще…» И замечательно — сэкономили кучу денег. За то время, которое мы здесь живем, ни разу не возникло желание посидеть у камина. У нас есть большой мангал на улице.

— Те, кто пережил большую стройку или ремонт, утверждают, что после этого бедствия невозможно остаться со строителями в хороших отношениях. У вас как получилось?

Амина: Я не знаю, как у других, но мы с Лешей очень близко подпускаем к себе людей, начинаем полностью им доверять, а это большая ошибка. А как иначе? Я тренер, умею только тренировать детей. Леша музыкант. Откуда мы знаем, сколько мешков цемента необходимо для пола? Мы во всем слушались прораба и не контролировали его совершенно. Но пусть мы оба и далеки от строительных дел, не могли не заметить косяков, которые покатились вдруг как снежный ком.

То оконные проемы оказались в разы больше, чем нужно, потому что их рубили наобум, то с проводкой было что-то не то, то с батареями. А прораб при этом уверял: «Вы пока не видите, как все будет здорово. Дайте время и… еще немного денег». Но сколько бы ни давали, ситуация не улучшалась. В итоге пришлось пригласить Федю — нашего знакомого, так сказать, «независимого эксперта», который в этом деле отлично соображает. У меня чуть истерика не случилась, когда он сказал: «Ребята, дом надо срочно продавать, его сложно спасти, так работнички напортачили…»

Алексей: Признаться, от такой новости у меня самого истерика случилась. Но, к счастью, быстро прошла. Мы понимали, что ни продавать, ни разбирать дом не станем.

Амина: Ну что ты говоришь?! Когда я взмолилась: «Киня, сделай что-нибудь!» — ты произнес: «Все! Если так, то продаем». Услышав это, дети не сговариваясь зарыдали: «Папочка, все что угодно сделаем, только оставь наш домик!»

— Спасли?

Амина: Очень надеемся, что да, потому что, слава Богу, мы здесь живем. Мне пришлось максимально погрузиться в строительные нюансы. Я привезла сюда десяток людей, разбирающихся в дереве. Все придумывали какие-то оригинальные ходы, но мне понравился только один дядька, который сказал, что надо для начала зачистить бревна от луба.

Алексей: Одним словом, это долгая и нудная история.

— Но все когда-нибудь заканчивается. И в один прекрасный день вы все же решили сюда переехать…

Амина: История вышла замечательная. 22 мая 2011 года у нас родилась Ася. Все майские праздники я провела здесь, отдраивая вместе с уборщицами дом. Я спешила, хотела приехать сюда сразу из роддома. Когда порядок был наведен, мы пригласили друзей смот­реть футбол, шел какой-то чемпионат. Всем было велено захватить спальники и постельное белье, мебели еще было мало. По сути, тот сбор стал импровизированным новосельем. С тех пор проблема подарков в нашей семье решена раз и навсегда. Когда друзья спрашивают: «Что вам подарить на день рождения?» — мы отвечаем: «Ты дари полотенца, с тебя — подушка, с вас — чайник». Как-то бросили клич, что нам нужны надувные матрасы, и нам их навезли столько, что скопился целый склад.

Кстати, теперь совсем нет проблем с подарками и друг для друга. На один из моих дней рождения Киня подарил мне лестницу на второй этаж. (Смеется.) А Ирина Александровна Винер — душевую.

— Как подбирали мебель? Это же непростое дело, требующее массу свободного времени и сноровки.

Амина: В этом вопросе нам тоже повезло, жена моего коллеги дизайнер. Когда мы с Настей начали обсуждать будущий дизайн-проект, поняли, что находимся на одной волне — все, что она предлагала, нам нравилось. Оттенки пола, плитки и прочее — все придумано ею. Оставалось закупить все это, не опустошив семейный бюджет. И Настя полетела в Китай. Оказывается, там производят замечательные качественные вещи, просто надо знать места. В то время я была в Хорватии на сборах и вечерами, после тренировки, залезала в Интернет и часами рассматривала кипы присланных Настей фотографий. Свой отбор отсылала Кине. В итоге дешевые китайские вещи порадовали качеством. Например, паркет в гостиной — китайский, перепады температур ему не страшны. А доска от отечественного производителя (ею выложена детская) вздулась.

Другой вопрос, что, сделав заказ, пришлось понервничать: дойдет — не дойдет, а если будет брак, как вернуть?

Алексей: Но самые сильные переживания нам доставила дорогущая италь­янская люстра. Ее тоже нашла Настя, решив, что добавить эклектику к патриархальным мотивам дерева — это правильное решение. Я с ней полностью солидарен, а Мусе (Алексей так называет Амину. — Прим. «ТН») идея страшно не понравилась.

Амина: Я не поняла сложных дизайнерских замыслов с этими ужасными сосульками на потолке. И все же Киня мое сопротивление продавил, сказал: «Будет красиво, поверь».

Алексей: Когда люстру доставили и подвесили, одна из трех сосулек, самая громадная, соскользнула с троса, на котором люстра крепилась, и полетела на пол. В это время по дому носились дети…

Нам невероятно повезло, что никого не задело. И еще, что монтировщики не успели собрать упаковочный материал и трехметровая глыба упала не на пол (собирай потом паркет по кусочкам!), а на фанеру. Разбилась, конечно, зато пол цел. Через два месяца итальянцы привезли нам новую люстру и сказали, что за сто лет существования их производства подобное случилось впервые.

— Говорят, что ремонт невозможно закончить. Много в доме недоделок, от которых следует избавиться?

Алексей: Дом до сих пор «усаживается», постоянно перекашиваются двери, недавно рассохлась лестница, треснули перила, перекосило входную дверь, сейчас она до конца не открывается. Дом деревянный, живой, он постоянно с нами разговаривает. Особенно в холодные дни, когда на улице мороз, а в доме на полную мощь включено отопление. Вначале, когда мы только переехали, не могли уснуть от странных звуков, напоминающих выстрелы из ружья. Это бревна расходились. Дом стал нашей любимой игрушкой. Мы начали тащить сюда всякие безделушки, чего никогда не делали в московской квартире. Она и так захламлена артефактами, накопленными за предыдущие годы. От Амининых спортивных наград деваться некуда! Но стоило нам построить дом, как появилось странное желание чем-нибудь его украсить. Как-то забрел в антикварный магазин и купил бронзовую улитку в подарок жене. Ей так понравилось, что на следующий день она уже сама туда отправилась и приобрела три бронзовые грации — толстеньких тетушек в замысловатых позах гимнасток, очень забавных.

Никогда не думал, что наш образ жизни может измениться. Появился дом — и мы стали иначе планировать свою жизнь. Если стоит выбор, пойти на тусовку, пусть даже очень интересную, или провести выходной на даче с семьей, выберу последнее. Семья давно стала для меня важнее публичных успехов и признаний. Жизнь становится все интереснее и содержательнее.

8 самых многодетных российских артистов

Алексей Кортнев

5 детей

Кортнев Алексей с женой Аминой и детьми Арсением и Афанасием Фото: Юрий Феклистов

Отцом пятерых детей является и лидер группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев. От первого брака с певицей Ириной Богушевской у Алексея есть 27-летний сын Артемий. Знакомство будущих супругов произошло в Студенческом театре МГУ, когда начинающим артистам было по 18 лет.

«Она произвела на меня ошеломительное впечатление: красавица, да еще талантище невероятный — абсолютно уникальный автор и исполнитель. Я тогда учился в МГУ на мехмате, а Ирка — на философском факультете. Мы очень быстро друг друга полюбили и года через два расписались. Когда родился Артемий, мне был 21 год», — вспоминает о первом браке Алексей Кортнев. Однако из-за трудностей быта и нового романа Кортнева брак вскоре распался.

Одной из причин расставания с первой женой Алексей Кортнев называет завязавшийся роман с актрисой Юлией Рутберг. «В Юльку я втрескался, и мы стали жить вместе. Правда, для этого мне пришлось уйти от своей первой жены Иры Богушевской, — признался певец. — Наша с ней семейная жизнь к тому времени совершенно зачахла, мы и так собирались расстаться, поэтому Юля лишь ускорила развитие событий». В этих отношениях дети у пары не появились.

Во время фактического брака с Юлией Рутберг у Кортнева завязался бурный и скоротечный роман с выпускницей Щукинского училища Леной Ланской, в результате которого артистка в 1997 году родила сына Никиту. «Когда она от меня забеременела и решилась рожать, отговаривать не стал, — вспоминает Алексей. — Наши отношения с мамой Никитёнка получились очень запутанными, ведь, несмотря на рождение сына, я продолжал жить с Юлей, при том что основная составляющая семейной жизни у нас неумолимо стала сходить на нет». Постепенно Алексею Кортневу и Юлии Рутберг стало понятно, что их фактический брак окончен. «Слушай, подруга дорогая, давай останемся друзьями», — поставил финальную точку Алексей, сохранив с Юлией теплые и дружеские отношения.

Со своей третьей супругой, гимнасткой Аминой Зариповой, Кортнев познакомился на концерте «Несчастного случая» в ЦДХ, куда гимнастка пришла вместе с подругой по приглашению барабанщика группы Павла Черемисина. По словам Алексея, его возмутило то, что две длинноногие барышни в первом ряду откровенно спали на его концерте.

«Я, кстати, Амину в лицо не знал, поскольку художественной гимнастикой никогда не увлекался. Слышал, конечно, что Зарипова — чемпионка, гимнастка, но как она выглядит, понятия не имел. Они с Юлькой выложили свои красивые длинные ноги в первом ряду и я, конечно, глаз с них не сводил, — вспоминает музыкант. — Прежде чем дойти до ЗАГСа, музыканту и спортсменке пришлось преодолеть немало трудностей. В этом счастливом браке у звездной пары родились трое детей: сыновья Арсений, Афанасий и дочь Аксинья.

Интересно, что имена четверых детей Алексея Кортнева начинаются на букву «А». Как рассказал многодетный музыкант в интервью СМИ, на этот счет в его семье существует давняя традиция. Исключением стал только второй сын — Никита. «Мы с бывшей женой были тогда в ссоре, — пояснил Алексей. — А так у меня отец Анатолий, я Алексей, жена Амина. Традиция, однако!».

Интервью Алексея Кортнева о женах, детях и личной жизни

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *