Аверин ушел из сатирикона

26 ноября отмечает день рождения актер Максим Аверин. В свой праздник артист выйдет на петербургскую сцену театра имени В. Ф. Комиссаржевской и подарит зрителям моноспектакль «Все начинается с любви». Этот год для актера стал творчески насыщенным. Максим получил звание заслуженного артиста Российской федерации, вошел в пятерку самых востребованных отечественных актеров, стал ведущим Первого канала и… решил уйти из театра » Сатирикон».

Новость о том, что Максим Аверин увольняется из » Сатирикона», взбудоражила всю театральную Москву. На светских тусовках только об этом и говорят, пытаясь найти объяснение. Ведь в знаменитом театре Аверин служил с завидным постоянством. Он пришел сюда 18 лет назад сразу после окончания Щукинского училища. Сам актер и его директор Николай Коренев от каких- либо комментариев по этому поводу отказываются. Это, как минимум странно, потому что артист всегда хорошо контактировал с прессой.

— Причины объяснять не буду, — cказала нам одна из коллег актера по сцене.- Насколько мне известно, Макс уйдет от нас после Нового года. Несмотря на все недовольства по этому поводу нашего худрука Константина Аркадьевича Райкина, говорю прямо: мне грустно, что больше не выйду с Максимом на одну сцену. Не будет наших замечательных репетиций, посиделок с кофе, ведь Макс очень душевный, понимающий человек, с ним всегда приятно поговорить в перерывах между работой. Я не беру во внимание его профессиональные качества. О том, какой он актер, вы и без меня знаете. Но это его решение, и я его уважаю.

— О решении Аверина уйти из театра стало известно недавно, — поделилась давняя поклонница актера, театралка, пожелавшая остаться инкогнито. — Несомненно, что «Сатирикон» много потеряет без этого артиста. На «Аверина» ходили всегда, а когда он стал знаменитым на всю страну на многие спектакли с его участием билеты надо покупать далеко заблаговременно. Максим Аверин абсолютный бренд этого театра.

Московский академический
театр сатиры

Актер Максим Аверин рассказал о своей профессии, почему ушел из театра «сатирикон», о том, как пробует силы в литературе и почему в последние годы стал меньше сниматься в кино.
Максиму Аверину на днях исполняется 43 года. Но есть и еще один повод для поздравлений. С этого журналист Евгений Додолев и начал разговор с артистом.
— Я так понимаю, Максим Викторович, после трехлетнего перерыва вы наконец-то трудоустроились.
— Да! Я не тунеядец теперь уже. Официально работаю в Московском академическом Театре сатиры. Александр Анатольевич Ширвиндт, кстати, мой педагог в институте, вызвал и сказал: «Максик, хватит бегать, годы берут свое…»
— Если сравнивать Константина Аркадьевича Райкина и Александра Анатольевича Ширвиндта как работодателей? Совсем ведь разные темпераменты…
— Мне грех жаловаться. Все-таки в «Сатириконе» я сыграл очень много. И мне вообще после Райкина сложно жить. Потому что так, как он нас муштровал, так уже никто со мной себя не ведет. И мне страшно от этого. А с Александром Анатольевичем… «Максик, надо пьесу. Понимаешь, ищи пьесу». И я ищу пьесу. Приношу. «Нет, Максик, это не надо».

— То есть Ширвиндт умеет настоять на своем?
— Конечно, а как же? Он — худрук.
— Он такой мягкий вроде; обманчиво, да?
— Во-первых, это обманчиво. Во-вторых, мне так страшно за него, потому что он взгромоздил огромную эту штуку на себя. И он правильно говорит: «Театр — это сборище сумасшедших несчастных, а впрочем, счастливых людей». А «Сатирикон» — это моя огромная, потрясающая жизнь. Райкина до конца своих дней буду уважать как моего мастера. Мои педагоги в училище — великие люди, и я их обожаю и люблю, но профессия была приобретена с Райкиным. Это мое становление, это лучшие мои годы. Райкин воспитал во мне профессионального человека, закалил меня. Мне ничего не страшно в профессии.
— Почему же ушли?
— Ох, я достиг совершеннолетия…
— Это не было связано с телевизионными проектами?
— Боже упаси. Никогда. Никогда. Райкин меня, по-моему, в пример до сих пор ставит. Я никогда не подводил театр. Я работал 25 спектаклей в месяц! А снимался по ночам: режиссеры меня ждали. Я никогда не подходил к Райкину и не отпрашивался на съемки. И никто и никогда вообще не знал о моих переодеваниях, никогда и никто этого не видел. Я очень не люблю, когда говорят: «Ой, ты, наверное, устаешь». Особенно когда молодые артисты говорят: «Вы знаете, я так устал, Максим Викторович». Я говорю: «Да ты что, правда?»
— Кстати, про усталость: как-то стресс надо снимать. Чем снимается? Кофеином, никотином? Ну, какое-то топливо надо.
— Моя профессия и есть топливо. Когда ты видишь результат, когда что-то получается, это очень круто. Я люблю, когда получается. Я люблю, когда камера работает. Я люблю, когда театральный свет выставляешь. Я все это страшно люблю. От кино я сейчас, кстати, стал меньше получать этого. Потому что кино, которое сейчас происходит, меня не очень удовлетворяет. Это пластмассовое, картонное изображение с неправдышными героями, с неправдышными историями. Глупыми сценариями. Глупыми! А я не хочу глупым выглядеть на экране. Смешным — да. Сумасшедшим — да. Но не глупым. А в театре — вот это театральное пространство, постановка света, музыка. Я просто с ума схожу в этот момент. И вообще, вот эта изнанка кулис, она меня с детства страшно возбуждает.
— Вы, кстати, в одном из интервью сказали, что как раз в детстве сделали для себя открытие, что есть дистанция между образом всенародного любимца и его сутью: кого-то конкретно имели в виду, когда это произносили?
— Я, конечно же, многих видел не в очень красивых ситуациях.
— Ну, потому что ваш папа работал на «Мосфильме»?
— Да. Ну, понимаете, мне везло очень. Папа же ведь не был профессионалом, я имею в виду, он не был ни актером, ни дипломированным художником-постановщиком. Но его очень уважали и брали работать художником.
Вот, например, очень хорошо помню, когда к нам домой приехал Сергей Юрский. Я был вообще еще отрок малый. Юрский тогда снимал картину «Чернов/ Chernov». Потом он папу снял в кино.
И Евтушенко снимал его во всех своих картинах. «Эпоха Сталина» и «Детский сад». И я помню, когда меня привели на пробы к Евтушенко. И я покраснел. И Евтушенко говорит: как хорошо, что он умеет краснеть. И спустя 30 с лишним лет я встретил Евтушенко, было открытие памятника шестидесятникам в Твери. Мы вместе с Андреем Дементьевым вели этот концерт. И я прочитал «Клеверное поле». И когда уже и Евтушенко не стало, пришла ко мне на моноспектакль Таня Фокина, которая дружит с семьей Евтушенко: сказала, что прочтение этого произведения было лучшим.

— Вы думаете о смерти? Уход вашей мамы как-то изменил ваше отношение?
— Больше, чем это нужно. Мои мысли о смерти… Ты вдруг становишься первым к ней, к смерти. Потому что броня, защита — мама. Мамы не стало, и я понял, что смерть очень близко. Я всю жизнь хотел, чтобы моей маме было хорошо. И всегда говорил: «Я на маму похож, на маму». Хотя ничего общего у меня с мамой нет. Я — копия папы.
— Внешне?
— Внешне, да, внешне.
— Ну а по энергетике, по душевной силе?
— По энергетике мама сильный человек была очень. Очень сильный… У нас была однокомнатная квартира. И когда маме энергию нужно было куда-то деть, она мебель начинала двигать, перестановку затевала. Я не помню мамы в депрессии. У меня, кстати, тоже нет такого качества.
— А папу помните в депрессии?
— Папа другой совсем. Вообще по жизни одиночка. Он спокойный. Я говорю: «Папа, как ты?» — «Ну, прекрасно, все замечательно». Ему 73 года. Он по 20 километров ходит, каждый день бегает, занимается спортом. Купил себе какую-то там дачу, где нет света. То есть, как свечка погасла, значит, вечер, ложимся спать. Он так живет. Он вообще очень самодостаточный, сам по себе.
— Вы стали ближе после ухода мамы? Это вас как-то сблизило?
— А мы и не теряли друг друга с ним как-то. Я все равно с ним в хороших отношениях, замечательных. Он страшно гордится мной. Ну, он мой отец и все. Это незыблемо. И уважение к родителям. И я по-другому не знаю.
— По-разному бывает, вы же знаете.
— Может быть, но я так воспитан. Я родился в огромной любви этих двух людей. Они просто долго не могли существовать вместе. Они были слишком разные. А отец, он всю жизнь один.
— Сколько вам было, когда они разошлись?
— 16. Но я сейчас слышу истории про детей: этот чего-то там, этот, этот бросил институт, этот… Я не помню, чтобы я доставлял сложности своим родителям. Никогда.
— В этом году ушли многие: такой титан, как Кобзон.
— Уникальный человек был. У меня особая история про него. Мне с ним довелось работать. Я делал концерты с Катей Рождественской, посвященные отцу. И Иосиф Давыдович любезно согласился, несмотря на усталость, на нездоровье.
Он всегда приходил, всегда… я по первости не понимал этого. Я сначала сделал сценарий: Иосиф Кобзон напоследок, чтобы «уа»!» Его ведь всегда ждут. Иосиф Давыдович приезжает, идет еле-еле. «Максик, я у тебя в первом отделении, ладно? Недолго, очень плохо себя чувствую». — «Иосиф Давыдович, хорошо». И — часа полтора без остановки! А его отношение к публике — это тоже такая сейчас редкость. Это вообще исчезает.
Все начинают вспоминать — что он где-то кому-то сказал. Человек заходил к террористам! Столько людей спас. Каждый артист скажет, что он в его судьбе сыграл какую-то роль.
— Вас на раннем этапе сравнивали с Джимом Керри. Это было лестно или, наоборот, обидно?
— Мне было все равно. Абсолютно. Я никогда не стремился никому подражать. Конечно, Джим Керри потрясающий артист. Но вставать и делать вторым чего-то мне неинтересно. Дурацкая русская черта — все кого-то напоминают. Я снялся у Абдрашитова. «Ой, ну, это Василий Шукшин просто, молодой Василий Шукшин». Ну, елки-палки, да нет, я — Максим Аверин. Вот и все. И глупо быть вторым. Но сложно быть первым.

— Но это круто. По крайней мере, меня сложности страшно заводят. Вы играете профессионалов: следователей, медиков; бывают какие-то упреки?
— Ну, про «Глухаря» уже не помню. А вот то, что «Склифосовский» смотрят врачи, это круто. И когда мама лежала в Склифе, я заходил с черного входа. И ни у кого не возникало желания остановить и спросить: «Товарищ, вы куда?» У них 25-й кадр: подождите, стоп, он что, здесь работает?» <…> Мне никогда не стоит чего-то просить, потому что я знаю, что мои друзья, они всегда рядом окажутся вовремя. Поразительная вещь, я никогда не звоню, я не жалуюсь никогда. Не надо ничего просить у друзей, они сами знают, когда тебе плохо, когда тебе хорошо. Они будут и в радости, и горе со мной рядом.
— Вы как-то рассказывали, что со многими пришлось расстаться, из тех, кому вы одолжили денег, и они не вернули. Это то, что объединяет вас с Иосифом Давыдовичем Кобзоном, который тоже раздавал всегда и никогда не просил вернуть. Вы стесняетесь напомнить человеку?
— Нет, дело не в стеснении. Мне кажется, это странно — не возвращать.
— Ну, человек может просто забыть. Вы не допускаете, что это без злого умысла?
— Вот как это — «человек может забыть»? Я с ума сойду, если я что-то забуду.
— Вы ничего не забываете?
— Нет. Если я дал слово, я его сдержу. Даже если я буду в предсмертном состоянии, я никогда не подведу, я не скажу: «Ах, мне там не нравится, я не приду». Я если сказал, я сделал.
— Не могу не спросить про ваших котиков.
— У меня никого нет больше, я сирота.
— Их же было два, и один очень пожилой?
— Да, 18 лет было Якову, он чудесный был, удивительный. Я собираюсь на гастроли, и вдруг вижу, что ему тяжело. Я говорю: так, стоп, давай так, старик, отменяем умирание. Я уезжаю, и ты умираешь. Так и произошло. Я каждый день говорю, как я хочу собаку. Но всякий раз я говорю себе: не надо.
— Ну да, ведь свою собачку вы таскали на гастроли. Отец, как я понимаю, вас тоже брал на гастроли, хотя вы учились в школе. Или это было во время каникул?
— Нет, мы с мамой поехали к папе на съемки в Махачкалу.
— Ваш дебют в кино?
— Это был дебют, да, Панкратов-Черный говорит: «Я твой первый режиссер». Это было замечательное время. На днях мне подарили книгу, в которой вышел мой рассказ. Я страшно этим горжусь. История про то, как через почти 40 лет я оказался в Махачкале на гастролях. И я говорю, вы знаете, много лет назад я здесь снимался в кино, там здание такого цвета, отвезите меня туда, пожалуйста. И я оказался в этом месте.
— Полное узнавание, да?
— Да, абсолютно. Видимо, кинопроцесс был настолько ярким впечатлением, что это навсегда во мне осталось. И я помню очень хорошо, что мне заплатили гонорар, и я попросил купить мне краски. И выкрасил весь бордюр возле гостиницы. Вызвали милицию, отца отчитали. А там уже какой месяц съемок, и уже люди, которые, сначала — ой, кино приехало, — через месяц этих людей начинают ненавидеть. Потому что они же стирают костюмы в ванных, реквизит таскают. И гостиничные люди просто думают: будьте вы прокляты. А тут еще этот разрисовал, понимаешь, бордюр. Меня заставили отмывать это все. Я написал рассказ про первую критику и первый запрет, закончил рассказ так: когда через 40 лет я оказался на этом месте, то подумал, как бы круто сейчас мой рисунок смотрелся бы здесь.

— Рассказ писать кто-то помогал, как обычно водится?
— Нет. Естественно, сначала хотели так сделать. Но потом я понял: не я, не мой язык.
— А вообще, как к мемуаристике относитесь? Был скандал, когда Кончаловский описал достаточно откровенно свою жизнь…
— Ну, был скандал потому, что он про женщин написал. А я бы, честно говоря, не стал бы писать интимных вещей. Я почему про скулящих все время говорю. Это ужасно, когда люди начинают… Хор обиженных и брошенных это называется. Вот эта история с Арменом Борисовичем Джигарханяном, например. Представляете, как это страшно, когда люди будут не вспоминать его великие роли, а будут обсуждать тему развода. Мне неловко. Вообще, это современное интернет-пространство уничтожило загадку и тайну. Когда мы ждали новогодних огоньков, мы фантазировали. Женщины гадали: в чем выйдет Пугачева? И это было круто. Была какая-то огромная дистанция до звезды. Сейчас интернет-пространство до такой степени приблизило их, что я знаю, кто и на чем сидит, что пьет, что ест, как ходит. И так это много. Мне так не надо, я не хочу так много знать. Но я уже приучил себя не обращать на это внимание.

Максим Аверин пошутил над заснувшим на его спектакле воронежцем

Вчера, 2 июня, в Воронежском концертном зале выступил Максим Аверин с моноспектаклем «Всё начинается с любви». Актёр, хотя снимается в кино с пяти лет, стал популярным после роли в сериале «Глухарь». На счету Аверина более 60 ролей в театре и кино.

Спектакль, который Аверин решил показать воронежцам, по словам актёра, призван вернуть человека к человеку. Максим рассказал в интервью перед выходом на сцену, что в театре сейчас слишком много всевозможных экспериментов, из которых лишь единицы получаются удачными. «Невозможно видеть глупость, которую человек изобретает, чтобы прийти к тому, что главное — жить и любить», — считает артист.

На постановке «Всё начинается с любви» был аншлаг. В основном в зале сидели женщины. Поклонников Максим явно не разочаровал — больше чем на два часа он смог завладеть вниманием зрителей так, что поклонники следили за актёром, затаив дыхание. Спектакль получился очень лиричным, Аверин читал стихи о любви, пел песни о войне, рассказывал смешные истории. А в середине действа актёр решил сделать подарок своим поклонницам. Он спустился в зал с огромной охапкой чайных роз и дарил цветы женщинам. Поклонницы были в восторге, ведь обычно бывает наоборот — зрители дарят цветы артистам.

Внезапно Аверин заметил в зале уснувшего мужчину. Артист был явно удивлён. Он постучал розой по сладко спящему зрителю и попытался его разбудить. Никакой реакции, хотя Максим говорил в микрофон. Только когда актёр вернулся на сцену под дружный хохот зала, соня с недоумённым видом проснулся и стал озираться по сторонам.

— Парень, ты сделал мой вечер, — шутил со сцены актёр.

К такой нестандартной ситуации на спектакле Аверин отнёсся с юмором. А в конце от души поблагодарил поклонников, сказав, что без зрительской любви артист просто не состоится. На прощание Максим снова спустился в зал, чтобы пожать руки зрителям.

Во время интервью до спектакля Максим Аверин тоже был открытым и с удовольствием рассуждал, почему он по характеру больше похож на собаку, чем на кота, почему пожалел об участии в программе «Давай поженимся» и чем ему запомнились гастроли по Америке. Разве что на вопросы о личной жизни актёр предпочитал отшучиваться. 39-летний Аверин до сих пор ходит в холостяках и повторяет, что женат на своей профессии.

— Я же не гороскоп и не календарь планирования, — говорит Аверин. — Я не знаю, как сложится моя судьба, что меня ждёт. Сейчас я влюблён, потому что не могу жить без этого чувства. А свою семью и любимых друзей я стараюсь ограждать от всеобщего внимания.

— Почему вы приняли решение уйти из «Сатирикона», хотя всегда говорили, что театр вам ближе, чем кино?

— Жизнь у меня всего одна, хочется успеть ещё многое сделать. Театр — огромное производство. Здесь работает 150 человек, каждый имеет право на успех, на главную роль. Я не могу ждать пять лет до следующей роли. Я сейчас вхожу в новую интересную возрастную пору, хочется оставить себе шанс что-то ещё сделать. Никаких обид, скандалов, делёжки имущества у меня с театром не было.

— Перед приездом в Воронеж вы были на гастролях в Америке и регулярно в «Инстаграме» делились фотографиями. Что запомнилось в этой поездке?

— Мне нравится фотографировать, поэтому я выкладываю только те фотографии, которые считаю достойными показать. Меня впечатлила Калифорния, Гранд-Каньон, мост «Золотые ворота». Это какая-то особенная реальность. Ещё я посмотрел два шоу Цирка дю Солей. Я был потрясён. Меня вдохновляет всё сделанное красиво и талантливо. Ещё для меня путешествие — способ отдыха. Я люблю ездить, даже когда по работе куда-то лечу, сажусь в самолёт и испытываю кайф. Мне несложно перенести 14 часов полёта. Да для меня вообще нет такой точки в мире, где мне было бы плохо.

— Какое путешествие вам больше всего запомнилось?

— В прошлом году мне друзья до последнего момента не говорили, куда мы полетим. И только в аэропорту я узнал, что мы летим в Армению. Впервые в жизни я побывал в Ереване. Это удивительный город.

— Неужели нет ничего такого, к чему вы в поездке отнеслись бы критично?

— Да вот сейчас проходил мимо ресторана «Бархат». В прошлом году я там ужинал, а сейчас его закрыли. Мне об этом сообщил продюсер, который рассказал, что он закрылся после съёмок «Ревизорро». Эту программу, кстати, мой друг Николай Картозия делает. Ребята большую миссию несут. Бедная эта девочка, ведущая, её везде выталкивают, даже страшно за неё иногда.

— Ваши коллеги в жюри по шоу «Точь-в-точь» говорят, что вы участникам оценки занижаете. Согласны с их замечанием?

— Я не критичный, ничего никому не занижал. Я считаю, что это нормально. Зритель, когда придёт на мой спектакль, будет меня по строгости оценивать. И вполне может сказать «мне не нравится». И будет прав, потому что это его оценка. Мне бы тоже хотелось попробовать кого-нибудь из артистов изобразить. Но пока не знаю кого. Это очень крутая программа. Я серьёзно отнёсся к участию в ней и получил огромный кайф. Многие артисты меня просто поражали. В последнем шоу — это Азиза. У неё потрясающая пластика и удивительное чувство перевоплощения.

— Кто сидит с вашим котом Яшей, пока вы на гастролях?
— Поверьте, с ним всё в порядке. Меня три недели не было, приезжаю — он сытый, довольный. Ему уже 15 лет, он к стенам больше, чем ко мне привык. Можно сказать, что это я у него живу, а не он у меня. Он рыжий, чудесный и в прекрасной форме. Я ненавижу жирных котов. Ещё мой кот очень разговаривать любит. Я ему говорю: «Имей совесть, спать хочу». А ему поговорить захотелось.
— Говорят, домашние животные на своих хозяев похожи.
— Мне кажется, что я больше собака по характеру, чем кот. Хотя по гороскопу я Кот. Эх, мечтаю, что когда-нибудь у меня будет свой дом и я заведу борзых. Они очень красивые. А в Москве в квартире трудно собаку держать, им бегать надо.
— В своём доме обычно и дел больше. По хозяйству будете работать?
— Ну я рукастый. Могу по хозяйству что-нибудь сделать, приготовить могу, борщ сварить. Я же говорю, я хороший. Так, у меня такое ощущение, что я себя продаю. 39 лет, Стрелец…
— С такими характеристиками вас Лариса Гузеева к себе в «Давай поженимся» должна с руками и ногами оторвать.
— Да я был уже в этой программе. Мы ради шутки с актёрами из «Глухаря» пошли на какую-то новогоднюю программу. И вдруг я понимаю, что меня на полном серьёзе начинают сватать Юле Ковальчук, она тогда не замужем была. Разве я похож на человека, который придёт свататься на передачу? Мне кажется, нет. Когда я после выхода программы открыл социальную сеть, удалил страницу. Мне стало страшно от количества предложений жениться. Знаете, как любовь проявляется? Пишут: «Максим, я люблю тебя, хочу от тебя пять детей». На следующий день, когда нет ответа, присылают: «Будь ты проклят, сволочь».

Максим Аверин покидает «Сатирикон»

Об увольнении актера из театра стало известно на вечеринке тестя и тёщи Андрея Малахова

Популярному журналу «Антенна — Телесемь» исполнилось 20 лет. На празднование дня рождения любимого издания пришли его читатели и поклонники. Среди гостей были Вячеслав МАНУЧАРОВ, Илзе ЛИЕПА, Сергей РУБЛЕВ, Анна ЯКУНИНА, Сергей ШАКУРОВ, певица Натали, Валерия, Иосиф ПРИГОЖИН и многие другие. Встречал гостей президент холдинга Хёрст Шкулев Медиа, один из ведущих российских медиа мендежеров Виктор ШКУЛЕВ. Ньюс- мейкером вечера стал Максим АВЕРИН. Все только и делали, чтоб обсуждали увольнение актера из театра.

Несмотря на будничный день и огромные вечерние пробки, в гости к Виктору Михайловичу съехались верные поклонники журнала «Антенна — Телесемь». Виктор Шкулев встречал друзей журнала вместе с очаровательной супругой Тамарой, которая является его правой рукой, занимая пост корпоративного HR директора «Хёрст Шкулёв Медиа». Столы накрыли в самом центре столицы в одном из залов ГУМА. Актеры спешили лично поздравить тестя и тещу Андрея Малахова с юбилеем их детища. На прощание гостеприимный хозяин торжества одарил всех коробками вкусного чая и сладостями.

Сергей РУБЛЁВ, Максим АВЕРИН

— Всегда читаю «Антенну»,- признался актер Сергей Рублев, — Чтобы быть в курсе событий своих коллег. Очень, хороший легкий, веселый праздник получился. Не жалею, что отменил сегодня другое мероприятие и приехал сюда. Ехал со съемок, еле преодолел пробки, но добрался. Как чувствовал, что здесь будет теплый прием и приятные встречи. Например, всегда желанно встретить коллег. Рад был увидеть Максима Аверина. Мы с ним позапрошлым летом снимались в фильме » Чарли», премьера которого грядет. Желаю творческих успехов и процветания юбиляру

Сергей РУБЛЁВ, Максим АВЕРИН

Райкин будет не доволен

После концерта, ведущими которого стали актеры Анна Якунина и Максим Аверин, гостей пригласили на фуршет. Попивая вино и шампанское, собравшиеся обсуждали последние собятия столичной богемной жизни. Новостью номер один стал уход Максима Аверина из театра. Это известие меня обескуражило. Аверин служит в «Сатириконе» 18-й сезон и является его ведущим актером.
— О решении Аверина уйти из театра стало известно недавно, — поделилась давняя поклонница актера, пожелавшая остаться инкогнито. — Несомненно, что «Сатирикон» много без него потеряет. Максим уже бренд этого театра. На «Аверина» ходили всегда, а с взлетом популярности артиста и подавно. Многие и о » Сатириконе» узнали благодаря Аверину, ведь люди на спектакли с его участием приезжают в Марьину Рощу из других городов.

Анна ЯКУНИНА, Максим АВЕРИН

Услышав эту новость, мы решили поинтересоваться причинами у самого Максима. Но ни он сам, ни его директор Николай Коренев об этом событии говорить отказались. Это показалось как минимум странным, потому что артист и всегда хорошо контактировал с прессой.
— Давайте я вам лучше расскажу, как буду отмечать Новый год,- улыбнувшись, сказал Аверин.
— Печально, но факт,- развеяла наши сомнения актриса театра. Собеседница попросила нас не называть ее имени — дескать Райкин будет недоволен, что столь пикантная информация вышла за стены его театра. – Макс нас действительно покидает. В «Сатириконе» стараются об этом не говорить.

Иосиф ПРИГОЖИН, Виктор ШКУЛЁВ с женой Тамарой, ВАЛЕРИЯ

Причины объяснять не буду. Насколько мне известно, он уволится после Нового года. Несмотря на все недовольства по этому поводу нашего худрука Константина Аркадьевича Райкина, говорю прямо, мне грустно, что больше не выйду с Максимом на одну сцену. Не будет наших замечательных репетиций, посиделок с кофе, ведь Макс очень душевный, понимающий человек, с ним всегда приятно поговорить в перерывах между работой. Я не беру во внимание его профессиональные качества. О том, какой он актер, вы и без меня знаете. Но это его решение, и я его уважаю.

Виктор ШКУЛЁВ, Сергей ШАКУРОВ

Вячеслав МАНУЧАРОВ

Илзе ЛИЕПА с главным редактором «Антенны» Еленой КРАСНИКОВОЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *